Этот сайт использует «cookies». Также сайт использует интернет-сервис для сбора технических данных касательно посетителей с целью получения маркетинговой и статистической информации. Условия обработки данных посетителей сайта см."Политика конфиденциальности"

«Опасный иск с охлаждающим эффектом». В процессе Технолога против блогера и студентов прошли прения сторон

В Белгородском районном суде состоялись прения сторон по иску БГТУ имени В.Г. Шухова против блогера Сергея Лежнева, газеты «Житьё Бытьё» и студентов. Речь идёт о журналистских расследованиях схем со стипендиями, которые приходили на карты студентам и после возвращались обратно в вуз. По мнению истца, ответчики распространяли о вузе несоответствующие действительности порочащие сведения. Университет просит суд защитить его честь, достоинство и деловую репутацию.

Ответчики и их представители настаивают на том, что распространяемые ими сведения являются достоверными, они не имеют отношения к вузу, его образовательной деятельности, научным достижениям и профессорско-преподавательскому составу, а только к лицам, организовавшим так называемые денежные схемы. Также представители ответчиков объясняют, почему иск является опасным и противоречит интересам общества.

Судья Светлана Марковская объявила перерыв в заседании до 8.30 утра понедельника, 26 декабря. После реплик участников процесса она вынесет решение.

Сайт Go31.ru приводит фрагменты выступлений, записанные за участниками прений.

Представитель истца БГТУ имени В.Г. Шухова Оксана Феофилова:

«Фрагменты публикаций Сергея Лежнева и Анны Бессоновой представляют собой утверждения о фактах, в материалах содержатся негативные порочащие сведения, которые распространены в отношении БГТУ, а не конкретных лиц. Что касается соответчиков Шаповалова, Кондауровой, Бузаджи и Злуникина, то они распространяли порочащие сведения».

«В постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела подробно проанализированы основания для начисления дополнительных стипендий в БГТУ имени Шухова, порядок оказания вузом платных услуг и проведения развлекательных мероприятий. По результатам проверок компетентными органами не было установлено фактов незаконных действий в стенах университета».

«Нет приговора суда, который установил бы изложенные факты как свершившиеся. Статья 49 Конституции РФ говорит о презумпции невиновности, поэтому квалифицировать то или иное деяние как преступное, устанавливать квалифицирующие признаки состава преступления полномочны только правоохранительные органы, а не Лежнев и какие-то физические лица».

Оксана Феофилова сослалась на лингвистическое заключение о негативных порочащих сведениях, которые ответчики распространяли без наличия обвинительного заключения суда. По её словам, СМИ должны сообщать только факты, а не мнения. Она обратила внимание, что студенты приводили факты в утвердительной форме, не имея доказательств.

Ответчик по иску блогер Сергей Лежнев:

«Это первые мои суды. Всё, что я пишу, чистая правда. В этом сомнений нет, вчера в суде даже проректор БГТУ Поляков  подтвердил правдивость аудиозаписи, где сотрудник БГТУ вымогает деньги у студентов. Он сообщил, что по этой аудиозаписи была проверка, сотрудника наказали. Он лукавит, не наказали, а понизили в должности. Но этот человек  просто «стрелочник».

«После моей публикации о намерениях повысить в Белгороде тарифы на воду на 25 процентов их не повысили, разбираться приезжал замминистра. Я своими публикациями остановил разворовывание денег при строительстве перинатального центра».

«Не будем исключать тот факт. Что руководство полиции и вуза взаимодействуют, у них сложились товарищеские отношения. Это мешает мне сдвинуть дело с мёртвой точки».

«11 июня 2015 года в паблике «Шёпот БГТУ» появилась запись: «Месяц назад мне со стипендией пришли деньги, +5600 к основной. Мне позвонили, сказали, что деньги нужно сдать: «Они вам не принадлежат, иначе будут проблемы». Если бы я был ректором, то, имея в своём подчинении службу безопасности, провёл бы проверку и потом публично об этом заявил. Но прошло два года, ректор молчит. Видимо сказать нечего».

«Вчера проректор сказал фразу, что с 2015 года не стали выплачивать дополнительные стипендии. А что случилось? Была проверка Министерства образования и науки. Единственное, чего я хотел добиться – прекратить нарушения. Они прекращены. Я своей цели достиг. Остальное – это дело правоохранительных органов, разбираться и наказывать».

«Если бы то же самое делал директор какой-нибудь сельской школы (а не ректор вуза и председатель горсовета), мы бы здесь не сидели, а он сидел бы в другом месте. Здесь же два года проверка идёт. Органы не увидели, органы не усмотрели. Депутаты Госдумы, Общественная палата  – никто не попытался разобраться».

«По сегодняшний день следственными органами не установлено, куда делись деньги».

«Когда полтора года назад меня пригласили к президенту, меня перестали называть оппозиционером, агентом Госдепа и Обамы. БГТУ тогда написали строчку: создали миф правозащитника. Не вам судить. Это оценит общество. Ректор БГТУ, председатель совета депутатов, ничего полезного для общества не сделал. А я сделал. Я так говорю, потому что имею право так говорить».

«Я готов по закону нести ответственность за каждую сказанную мной фразу. Но им этого стало мало, они захотели привлечь и студентов. За что? За то, что они пришли и сказали правду».

«Мне не стыдно выйти в общество и посмотреть людям в глаза. Я надеюсь и верю в справедливость нашего суда, что он даст обоснованную позицию».

Представитель ответчика Сергея Лежнева юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова:

«Собрано большое количество письменных доказательств, показаний свидетелей. На наш взгляд истина лежит на поверхности, и каждый присутствующий её объективно видит».

«Один из базовых признаков статьи 152 Гражданского Кодекса – признак относимости. Первое что нужно установить суду, имеет ли вообще правовое основание БГТУ для обращения в суд по иску о защите деловой репутации. Следуя логике истца, любой житель может обращаться в суд, так как в публикациях сообщается, что всё это происходило в Белгороде».

Светлана Кузеванова сообщает, что информация о сотрудниках и руководстве вузе — это не информация о вузе как о юридическом лице, так как в публикациях речь идет о неназванных лицах, которые работают в вузе.

«Речь у Лежнева идёт не о самом вузе, а о действиях конкретных лиц, сотрудников. Он не называет их имён, так как давать юридическую квалификацию должны правоохранительные органы. Лингвист стороны истца подчёркивает фразы, в которых содержится информация о действиях, которые совершались неназванными сотрудниками, а не самим вузом».

«Несмотря на то, что правоохранительные органы отказали в возбуждении уголовного дела, в этих постановлениях и материалах проверки установлены обстоятельства, которые никем пока не оспорены. Это информация о том, что студенты сдавали по 10 тысяч рублей, аудиозаписи, масса скриншотов паблика «Шёпот БГТУ».

«Самым ярким и убедительным доказательством в деле являются показания свидетелей. Я 14 лет занимаюсь диффамационными спорами, и у меня вызвало удивление, как свидетели превратились в соответчиков. Они давали подписку о сообщении достоверных сведений. Подпись означает, что они говорили правду».

Светлана Кузеванова приводит эпизоды из показаний свидетелей:

«Шаповалов Николай сообщил дословно: «Сдавал 30 тысяч рублей на курсы бизнес-планирования. Собрали всех студентов, я не смог прийти. — Вы сдавали? — Сдавал».

Ирина Бузаджи: «Денежные средства перечислялись на бакновские карты. Мы их снимали и отдавали старосте, которая вела свой список. — Куда староста относила деньги? — Если сдавали на вай-фай, то относили в КВЦ (культурно-воспитательный центр) в 102 кабинет. Если на курсы, на 3 этаж, кабинет не вспомню. — Вы обращались за разъяснениями? — Куратору озвучивали. Ответ был: так надо. Проблем никто не хотел, сдали и забыли».

«Лежнев не говорил, что происходит нецелевое расходование бюджетных средств, факты мошенничества. Но он абсолютно законно использовал те фразы, которые мог: «странные схемы», «финансовые схемы», «интересные схемы». Это обывательские фразы, оценочное суждение. Их можно обсуждать, дискутировать, но оспаривать не позволяет закон».

«Когда мы участвуем в делах о диффамации, важно помнить, об «охлаждающем эффекте». Это понятие было введено Европейским судом в свою практику в делах, когда одна сторона распространяет информацию, а другая хочет её остановить».

«Как раз привлечение свидетелей в ответчики оказало реальный охлаждающий эффект на остальных, и они не пришли в суд. Если к Сергею в следующий раз обратятся как к активисту с просьбой помочь, есть риск, что он не захочет ничего писать».

«Нужно очень осторожно подходить к таким делам, аккуратно и взвешенно найти баланс, чтобы этого охлаждающего эффекта не наступило. И в этом деле найти баланс, на наш взгляд, очень просто. На одну чашу весов положим право БГТУ на защиту репутации, на другую — право распространять общественно важную информацию. Я не вижу ни одного дополнительного аргумента в чашу весов  БГТУ. И я вижу их массу в пользу права Лежнева и других высказывать свои оценочные суждения. Во-первых, это общественный интерес, и здесь он невероятный».

«Истина в деле лежит на поверхности. Просим отказать в удовлетворении исковых требований».

Представитель ответчиков газеты «Житьё-бытьё» и журналиста Анны Бессоновой  Екатерина Фомичёва:

«В публикациях  в газете нет недостоверных сведений. Всё в статьях Бессоновой нашло подтверждение в ходе процесса. Что касается признака относимости, то все действия имели место в университете. Но в публикациях не оценивалась образовательная деятельность юридического лица. Говорилось лишь о странном обращении с денежными средствами».

«В публикациях рассказывалось, что был организован сбор денежных средств, начислялись повышенные выплаты, проводились проверки полицией, сдавались деньги на курсы, на билеты, и непонятно, как формировалась их стоимость. Всё это нашло подтверждение в ходе процесса».

Представитель ответчиков Николая Шаповалова и Виталия Злуникина Сергей Короп:

«Роль моих доверителей самая «интересная». Как ответчики они появились в процессе по ходатайству одной из сторон и решению суда. Они явились в суд и обязаны были сообщить о том, что им было известно, информацию, которая может повлиять на ход судебного процесса. Мы считаем, что истец злоупотребил правом, привлекая моих доверителей в качестве соответчиков. Считаю эти требования незаконными, необоснованными».

«Приведу показания Николая Шаповалова: «Это был 3-й курс. Нужно было сдать деньги на вай-фай. Мой мобильный телефон не поддерживал функцию фай фай, зачем мне было сдавать деньги?» Эту фразу истец хочет каким-то образом признать не соответствующей действительности».

Ответчик выпускник БГТУ имени В.Г. Шухова Николай Шаповалов:

«Истец хочет, чтобы я свои показания признал несоответствующими действительности. Я адекватен, и я бы не стал сочинять все эти факты. И в УВД, и в суде я был уведомлён об ответственности за дачу ложных показаний».

«В своих показаниях я не говорил, что кто-то коррупционер, кто-то вор, кто-то убийца. Я говорил о том, что происходило на самом деле».

Николай Шаповалов отметил, что статьи в блоге Лежнева вышли раньше, чем он познакомился с ним. Поэтому он не может быть первоисточником информации, которая легла в основу публикаций».

Выпускник подробно рассказал о том, какому давлению он подвергся после того, как попытался добиться правды. По его словам, его, отличника, краснодипломника, лауреата президентской стипендии, вынудили покинуть аспирантуру. Он обращался в департамент образования, начальник управления которого говорила, что "хочет волком выть от этой ситуации", что не может ничем ему помочь, что готова «наложить на себя руки». Говорил, что преподаватели вуза, в частности, научный консультант, жаловались на то, что на них самих оказывается давление, что у них маленькие дети и внуки, просили написать заявление об отказе учиться по собственному желанию.

«У меня есть две черты, с которыми я не борюсь, но с которыми борется моя мама. Первое, я искренне верю в принципы, изложенные в нашей Конституции. Второе, я не могу спокойно смотреть на то, как совершается несправедливость. Мне говорят, что я слишком колючий».

«У меня достаточно хорошие воспоминания остались за восемь лет учёбы в БГТУ. Вуз — это десятки преподавателей и тысячи студентов».

Представитель ответчиков Инны Бузаджи и Екатерины Кондауровой Артём Мартиросян:

«Вуз заслуживает уважения, достиг неоспоримых успехов в своей деятельности. Но сведения, которые представили ответчики, не касаются деятельности вуза. Они не касаются ни качества образования, ни профессорско-преподавательского состава, который является блестящим в этом вузе, ни его научных достижений, рейтинговых показателей. Эти сведения, помимо того, что не являются несоответствующими действительности, не являются и порочащими его деловую репутацию в принципе. В этой части иск тоже являются необоснованным».

«Мы должны быть горды за молодых ребят, которые проявили смелость и рассказали об этом». 

«Это чрезвычайно опасный иск, так как ставит под сомнение достижение всего человечества – право на свободу излагать свои мысли. Нельзя забывать, что у нас очень тяжёлое наследие, связанное с правом излагать своё мнение. И подобные иски сегодня являются ни чем иным, как способом воздействия на право говорить правду».

«Я размышлял над тем, какую цель преследует этот иск. У меня есть личное, субъективное мнение, которое, надеюсь, будет понято. Сегодня не закончена уголовно-процессуальная проверка, и документы об этом имеются в материалах дела. Гипотетически, если сегодня будет принят судебный акт, удовлетворяющий исковые требования, он будет препятствовать проведению уголовно-процессуальной проверки, так как будет иметь преюдициальную силу для правоохранительных органов».

«Вместе с тем отказ в удовлетворении иска не будет препятствовать проведению проверки. Этот иск преследует косвенную цель - поставить точку в проведении уголовно-процессуальной проверки. Я прошу отказать в удовлетворении иска в отношении моих доверителей. И выйду за рамки поставленных полномочий, попросив отказать в иске в полном объёме, так как изложенная ответчиками информация соответствует действительности, что подтвердилось доказательствами».

Читайте также: «Общество имеет право знать». Юрист Светлана Кузеванова разобрала претензии Технолога к блогеру Лежневу;

Свидетелей по делу Технолога против блогера сделали соответчиками;

«Будьте благоразумны, сдайте то, что вам не принадлежит». В суде опросили свидетелей по иску Технолога.

Ответственный за раздел
Редактор Мария Литвинова
E-mail: news@go31.ru