Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня

Организатор «Небосвода Белогорья» рассказывает о том, какие красоты воздухоплавания увидят зрители седьмого по счёту аэрофестиваля.

Количество

Самое главное новшество седьмого «Небосвода» – количество участников. Раньше для нас сравнительно немногим было 11 аэростатов, нормальным – 13-15. В 2019 году у нас 21 зарегистрированный участник. Нам очень помогло прошлогоднее мероприятие «Четыре стихии». Все посмотрели, увидели, как в Белгороде это проводится. Всем захотелось посмотреть на сам город. География участников обширна: Самара, Тамбов, Московская область, Феодосия, Краснодар, Переславль-Залесский, Ессентуки, Воронеж, Рязань, Санкт-Петербург, Курск, Ростов-на-Дону, Великие Луки. Причём из некоторых городов будет по два аэростата. Белгородских ожидается пять экипажей.

Зависимости

К великому нашему сожалению, мы и метео- и техникозависимы. Бывает всякое. Машина, например, ломается на полдороге, и человек не успевает на фестиваль. Подниматься в воздух во время дождя или грозы нам категорически запрещено, поэтому просьба отнестись с пониманием к подвижкам в программе, если они случатся.

Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня, фото-1

Допуски

Безопасность – очень важный вопрос. В спорте у нас, например, другие правила. Там летают пилот и штурман. Это люди одной команды. Они знают, как себя вести при посадке в аэростате, знают все правила. Поэтому допуски по полётам в спорте намного больше, чем допуски по полётам на фестивале. На фестиваль не берут пилотов, у которых меньше определённого количества часов налёта. Если у него нет опыта, я его просто не зарегистрирую. То же самое с погодой: на фестивале ветер не должен быть выше пяти метров в секунду. Пассажиры, которые первый раз летают, пребывая в эйфории, порой даже не слышат команды пилота. Много детей летает на фестивале, люди семьями приходят.

Гербовые

У нас будет гербовый аэростат из Рязани, Воронежа, Санкт-Петербурга, два – из Белгорода .Мы продолжаем традицию, с которой начинали – как фестиваль гербовых аэростатов. Стараемся активно привлекать другие города. Хочется верить, что именно с нашей лёгкой руки гербовые аэростаты появились в Воронеже и Санкт-Петербурге. Они приехали к нам, посмотрели и сделали для себя. И во многих других городах наши коллеги-воздухоплаватели плотно работают с администрациями, чтобы по крайней мере во всех регионах Черноземья и соседних появились гербовые аэростаты, которые участвовали бы в нашем фестивале.

Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня, фото-2

Впечатления

Иногородние пилоты любят летать над нашими просторами. Много воздухоплавателей, которые избалованы разными другими странами. И в Чехии летают, и через Альпы. После первого полёта они мне говорят: слушай, у меня не было ощущения, что летаю над российской территорией. Как будто что-то европейское: дороги везде, застройки какие-то. Приятный для полётов вид. Так что людям нравится летать именно в нашей области.

Разбудили

4 августа у нас будет утренний полёт. Может, попытаемся разбудить Белгород. Может, где-то рядом полетаем. 5 августа прошлого года мы разбудили Белгород, и не всем это понравилось. Пролетали в пять утра, а горелки достаточно шумные. Люди, которые живут на верхних этажах зданий и в частном секторе, нас почему-то очень не любят. Ещё нас очень любят коровы и не любят собаки. Коровы обычно за аэростатом идут всем стадом. А собаки пытаются сорвать цепь с будки. Вряд ли хозяину понравится, когда его собака начинает на уши становиться. Видимо, какие-то вибрации от аэростатов идут, что собакам это не очень не по душе.

Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня, фото-3

Прохоровка

Вечером третьего августа в этот раз мы снова будем в Прохоровке. Традиция, с которой начинался фестиваль. Одна из сверхидей: мы стараемся пригласить всех, кто так или иначе связан с небом. Парашютистов, которые звеном прыгают на Прохоровское поле, федерацию авиационного спорта, федерацию планерного спорта, федерацию сверхлёгкой авиации – они летают на дельталётах. Ещё сверхлёгкая авиация представлена парамоторами – это парапланы с навесным ранцем. Им, во-первых, просто нравится летать над Прохоровским полем, а во-вторых, они просто традиционные наши партнёры. Прохоровка – это тот день, когда все лётные, летучие люди Белгородской области и не только могут показать себя зрителям. Может быть, в этом году попытаемся пригласить парапланеристов-свободников. Чтобы они с лебёдки запускались. Опять же, это очень сильно зависит от погоды.

Соревнования

Для соревнований воздухоплавателей Белгородская область – не совсем удобное место. По закону 25 километров от границы – это особая зона контроля. И каждый аэростат, который находится в этой зоне, должен получать соответствующее разрешение. Пилот же не всегда может заранее предположить, будет ли он участвовать или нет. Здесь начинаются сложности. У нас был такой случай на одном из соревнований. Человек привык летать в Московской области, где до границы тысяча километров. Он приземлился у нас в пятикилометровой зоне от границы. Ещё одно ограничение в том, что у нас есть международный аэропорт Белгород. Поэтому мы для аэростатов имеем один лётный район – южный, как раз близкий к границе. Все остальные районы – это точки подхода. А аэропорт достаточно много принимает и отпускает самолётов. Поэтому Белгородская область немного выпадает из соревнований.

Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня, фото-4

Федерация

В 2012 году «Федерация воздухоплавания Белогорья» начинала с одного аэростата. Сейчас у нас их девять. Считаю, что для региона, не самого большого в России, это неплохо. Сейчас делаем реконструкцию ангара. Создаём мастерскую по ремонту и пошиву новых оболочек. У нас есть матрёшка, которой нет ни у кого в России. Есть идея построить настоящий аэростат в форме матрёшки, в котором летали бы люди.

Опыт

Стандартный опыт налёта – это 50 часов. Мы его на фестивале обычно даже не рассматриваем. Здесь – не менее ста часов. У нас есть пилоты, которые налетали по тысяче и по полторы тысячи часов. А чтобы набрать тысячу часов полёта на аэростате, нужно совершить примерно тысячу полётов. Это не как в самолёте. Аэростат такая штука, в которой у тебя одно полушарие мозга разговаривает с пассажирами, а другое – следит за горелкой. Поэтому полторы тысячи часов налёта для пилота аэростата – это очень опытный мастер. Когда возникает нестандартная ситуация, опытный пилот отреагирует, во-первых, быстро, во-вторых, правильно. Опыт – это безопасность. Для меня как организатора важно, чтобы никаких приключений не было, кроме запланированных.

Вадим Радченко: 21 аэростат над прохоровской звонницей ещё никто не видел. Включая меня, фото-5

Программа

С программой VII аэрофестиваля «Небосвод Белогорья» можно ознакомиться здесь. Информация о возможных изменениях в плане мероприятий будет отражаться в паблике фестиваля в соцсети «ВКонтакте». Будьте в курсе!

Фото: Алла Григорьева

небосвод белогорья аэрофестиваль вадим радченко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии