• Главная
  • В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными
09:15, 28 января 2016 г.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными

Следственный изолятор №3 находится на окраине Белгорода, на улице с говорящим названием – Заслонова. С этого места открывается вид на панораму города, который недоступен заключённым, пока они находятся по ту сторону тюремного ограждения. Камеры, в которых они проводят дни и ночи, расположены за высоким забором с колючей проволокой. Массивные ворота, железные двери, часовые, лай собак. Журналисты сайта Go31.ru выясняли, как заключённым СИЗО удаётся поддерживать связь с миром, находясь в изоляции.

«Отсидеть осталось 5 месяцев»

Евгению 31 год, один из которых он уже провёл в изоляторе. Отсидеть осталось всего пять месяцев. Он отбывает наказание по 115-й и 106-й статьям УК РФ – за нанесение вреда здоровью средней тяжести и попытку угона. По этапу в колонию его не отправили, он остался в СИЗО на весь срок, трудится кухонным работником. Говорит, работа, как в армии: начистить картошки на всех, помыть, убрать.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 1

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 1

Следственный изолятор №3 находится на окраине Белгорода, на улице с говорящим названием – Заслонова, фото Марии Литвиновой

– До того, как загремел, работал водителем на Лебединском ГОКе, возил на грузовике щебёнку, – вспоминает он. – Дома ждут родители, жена и двое детей. Мальчику три, а девочке скоро исполнится год.

Осуждённый терпеливо ждёт «звонка», до которого осталось меньше трети срока, а звонка от него самого несколько раз в неделю ждут родители  и жена. Телефонный разговор – один из немногих способов поддерживать связь с родными. Только вот мобильных телефонов у заключённых СИЗО нет, запрещено.

Мы общаемся в комнате для краткосрочных свиданий для подозреваемых, обвиняемых и осуждённых в присутствии инспектора группы по воспитательной работе и начальника отряда Алексея Новицкого. Кабинки с телефонными трубками, в которых посетители и «постояльцы» учреждения общаются через стекло, сейчас пустуют. К исписанной шариковой ручкой стенке одной из  кабинок прикручен аппарат. Это таксофон, по которому заключённые могут созвониться с родственниками. Но не в любой момент, а по заранее согласованному с начальством СИЗО расписанию.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 2

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 2

Заключённого Евгения дома ждут родители, жена и двое детей. Мальчику три, а девочке скоро исполнится год, фото Марии Литвиновой

«Спрашиваю о жизни на воле, а мне рассказать нечего, жизнь в тюрьме однообразная»

Чтобы поговорить по телефонной связи, заключённые либо их родственники покупают специальную переговорную карточку в тюремном магазине.

– Заключённые пишут заявления на разговоры на всю неделю, – рассказывает Алексей Новицкий.  Сдают мне, я просматриваю и отношу на подпись начальнику учреждения. 15-минутный телефонный звонок – только с его разрешения. На каком основании может отказать? Разве что по техническим причинам. Однако такое бывает очень редко.

– Звоню пару раз в неделю, стараюсь регулярно, – добавляет Евгений. – Могу пропустить, если приболел или задержался на работе. Мобильные в СИЗО запрещены, да в них нужды особой и нет, покупаю карточки «Зонателеком», времени на звонки хватает, разговор не прерывается, всё слышно.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 3

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 3

Телефонный разговор – один из немногих способов поддерживать связь с родными, фото Игоря Ермоленко

На телефонные разговоры с женой и родителями Евгений зарабатывает сам, за чистку картошки на кухне ему платят зарплату  – шесть тысяч рублей в месяц.

Другой заключённый, 37-летний Владимир, общается со своими близкими немного чаще, использует все четыре звонка в неделю. Иногда оплачивает связь сам, но чаще карточку в ларьке покупают родственники.

– Жене звоню на мобильный, телефон она всегда держит при себе, ждёт моих звонков, – тепло отзывается он о супруге. – Обычно болтаем минут по 10, этого хватает. Спрашиваю у неё о жизни на воле. Мне ей рассказывать нечего, здесь жизнь однообразная.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 4

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 4

Владимир выйдет на свободу только в 2020 году, фото Марии Литвиновой

«В экстренных случаях звонить можно вне очереди»

Владимира осудили в январе 2014-го за смертельное ДТП, в изоляторе он пробыл уже два года, и на свободу выйдет только в 20-ом. До своего шестилетнего срока лишения свободы работал водителем автолавки в Чернянском районе, обеспечивал местных бабушек хлебом. Кроме звонков семье Владимир не забывает и о бывших коллегах. На работе его ждут, место до сих пор ни кем не занято. В следственном изоляторе трудится в должности дневального, делает уборку на первом этаже. Платят как и всем – шесть тысяч.

На выходе из изолятора посетителям возвращают документы и мобильные телефоны: проносить внутрь их строго запрещено. Водитель такси, который нас вёз, как раз в тему нашего репортажа вспомнил историю своего бывшего напарника. Тот работал сотрудником одного из исправительных учреждений и был уволен оттуда как раз из-за того, что передал заключённому мобильник. Его нашли во время обыска. После на мужчину завели уголовное дело, и теперь, по иронии судьбы, он и сам оказался арестантом  без права на мобильную связь.

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 5

В ожидании звонка. Как белгородские заключённые поддерживают связь с родными (фото) - фото 5

Если закон требует изолировать оступившихся людей от общества, то информационного обмена с родными и близкими они не должны быть лишены, фото Марии Литвиновой

По словам начальника УФСИН по Белгородской области Игоря Видашева, с 2012 года в исправительных учреждениях Белгородской области работает система таксофонов «Зонателеком». Заключённым могут быть доступны и видеозвонки. Такие системы используются в ИК-4, 5, 6, 7, 9, КП-8 и в Новооскольской воспитательной колонии для несовершеннолетних девушек. Как рассказали в УФСИН по Белгородской области, сами сотрудники таксофонами для осуждённых не пользуются. В экстренных случаях заключённые могут общаться с родными по телефону вне очереди.

Также руководитель регионального УФСИН сообщил, что в белгородских исправительных учреждениях ведутся работы по монтажу и подключению телефонного оборудования ФГУП «Калужское» ФСИН России для перехода к использованию таксофонов, предоставляемых ООО «АТ-Консалтинг». Госпредприятие специализируется на продаже продовольственных и непродовольственных товаров в пенитенциарных учреждениях.

– Современные технологии с недавних пор находят применение и в российской уголовно-исполнительной системе, – рассказали сайту Go31.ru в компании «Зонателеком». – Международные стандарты обращения с осуждёнными требуют гуманного к ним отношения, и если закон требует изолировать оступившихся людей от общества, то  информационного обмена с родными и близкими они не должны быть лишены. 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#СИЗО #Белгород #Зонателеком #УФСИН

Комментарии

Объявления
live comments feed...