Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги

Беженцы из Донецкой и Луганской областей приезжают в Белгород разными путями. Кто-то на ночном донецком поезде. Кто-то – на перекладных, на автобусах, машинах, электричках. Едут поодиночке и целыми семьями. Старые и молодые. С кошками, собаками и без. Днём и ночью.

- Одной ночью поезд из Донецка пришел пустым, - говорит белгородка Елена, встречающая украинских переселенцев на вокзале. -  Мы сначала обрадовались, что беженцев больше не будет. Война, значит, закончилась. Но потом узнали, что в этот день в Донецке бомбили вокзал, и в поезд никто не сел…

Днем – на работу,  ночью – на вокзал

Зал ожидания на белгородском железнодорожном вокзале – это такой очередной круг ада, который приходится пройти украинским беженцам. Он находится где-то посередине между бомбежками, изнурительной дорогой и стояниями в очередях в кабинеты миграционной службы с поисками нового жилья и работы.

На какое-то время эти люди, вынужденно покинувшие свои дома,  вместе концентрируются  в одном помещении белгородского вокзала. Чтобы потом снова расстаться и больше никогда не встретиться.

Елена наконец-то нашла минуту поговорить. Сейчас пятый час утра, мы в зале ожидания. Молодые женщины, одна – мать троих, другая – двоих детей, Елена Антонова и Жанна Щетинина уже несколько месяцев по очереди каждую ночь приходят на белгородский вокзал и встречают украинских беженцев. Днем идут на работу, а по ночам – в зал ожидания. Наливают людям горячего супа с дороги. Заваривают чай в пакетиках. Успокаивают. Помогают устроить тех, кто с детьми, куда-то на ночлег. Разговаривают, объясняют.

«Не люблю слово «волонтеры»

- Не люблю я это слово, волонтеры, но пусть будет такое, - морщится в улыбке Елена. – Организация? Нет, ни в какой не состоим. Сами сюда ходим. Просто нас здесь трое таких дурачков.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-1

Третий -  это молодой человек, Дима Хруслов.  Он каждую ночь приезжает на своей машине к вокзалу, развозит людей.

- Пришли помогать? Значит, поработаем, - встречает нас Елена и отправляет моих друзей в магазин за пластиковой посудой.

Все началось с того, что один человек сказал мне: если ты не провела на вокзале ночь с беженцами, ты не имеешь права о них писать. В тот вечер я взяла с собой двух добровольцев, и мы отправились на вокзал...

Чай, сахар, салфетки волонтеры покупают за свой счет

В платном зале ожидания зажжен свет, но не включены кондиционеры. Когда они долго работают, люди начинают мерзнуть. В зале - около 40 человек. Все они – украинские беженцы.

Руководство вокзала позволяет им находиться здесь бесплатно. Те, что не спят на сиденьях и на полу, просто сидят с безучастными лицами, смотрят по сторонам. Друг с другом никто не разговаривает. Около 11 вечера, по настенному телевизору тихо идет какой-то русский сериал про милицию.

Елена наливает горячий суп всем желающим. Жанна заполняет чьи-то документы за столом. Она здесь ненадолго, сегодня не ее дежурство.

- Напиши в своей статье, что нам нужны продукты, - успевает продиктовать Жанна, после чего уходит. – Крупы, макароны, консервы, сахар, соль, одноразовая посуда, чай в пакетиках, салфетки.

Все это Жанна и Елена каждый вечер покупают за свой счет. Иногда кто-то привозит и облегчает жизнь волонтерам. И, насколько это возможно, самим беженцам.

«Мы планируем домой вернуться. Когда война закончится»

В телевизоре новости. Новости Украины. Протесты в США. В Москве осудили очередную «партию» «болотных».

Люди потихоньку подходят к столику, делают чай. В зал ожидания с сумками ходят «новенькие». Семья из шести человек. Родители, бабушка, дети. Всех усадили за стол, налили супа и чая.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-2

Донецкий поезд задерживается на несколько часов почти каждую ночь

- Нас вывезли автобусом на Харьков, через Красный Луч, - говорит отец семейства Юрий. – Мы из города Миусинск, работали на шахте.  Дороги перекрыли, но появилось окно. Выехали в 8 утра, вот, к полуночи мы в Белгороде.  У нас родственники в Геленджике, нам теперь до Ростова добраться надо.

- Вы теперь с концами в Россию? – спрашиваю.

- Мы планируем домой вернуться, конечно. Когда война закончится, - отвечает Юрий.

- Для чего, из-за чего она вообще начиналась? – не надеясь на ответ, спрашивает пожилая  Любовь Николаевна. - Скажите, зачем столько людей гибнет?

Они благодарят за суп, за чай:

- Нам здесь до утра пережить, а потом уедем.

«Тут главное не начать раздавать деньги»

Беженцев с детьми Жанна и Елена отправляют ночевать на улицу Донецкую, в здание бывшей вечерней школы. Там есть кровати, туалет. Всего на 40 мест. Когда свободных нет, люди остаются на вокзале.  Детей укладывают на мягкие сиденья, посреди ночи приходится поднимать мужчин, чтоб уступили.

- На самом деле, это очень здорово, когда кто-то приходит нам помогать, - говорит Елена. – Даже если всего на одну ночь. Для нас это праздник.  Вы из Донецкой области? – отвлекается на мужчину в годах, заглянувшего в зал ожидания. – Тогда заходите, я напою вас чаем.

Иногда удается договориться с полицейскими, чтобы они отвезли на своем микроавтобусе людей в школу, на Донецкую. Это получается чаще всего в те ночи, когда смена дежурного по вокзалу выпадает на Любовь Верзун. По словам Елены, она – одна из самых отзывчивых работников вокзала. Всех выслушивает, всем старается помочь. Каким-то беженцам даже сама покупала билет.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-3

- Тут главное, не начать раздавать деньги, - предупреждает Елена. – Многие приезжают без копейки, без рублей. Не хватает на дорогу. Волонтеры отдавали все свои, а потом больше не приходили. 

Одни возвращаются на вокзал, другие обустраивают быт

Местные власти расселяют людей в заброшенные домики в глухих деревнях. Одни пугаются, возвращаются на вокзал, другие – потихоньку обустраивают быт. Елена и Жанна стараются сразу предупреждать людей, чтоб были готовы к тому, что придется пожить в спартанских условиях.

Каждую ночь на белгородский вокзал приезжает от 30 до 40 человек, в выходные – больше ста. Суббота и воскресенье вообще самые тяжелые дни для волонтеров. Тогда не работает УФМС, днем и ночью зал ожидания полон до отказа.

- Большое спасибо ребятам из ресторана «Веретено», они единственные, кто нам помогают, каждый вечер они привозят суп нашим беженцам, - просит записать Елена. – И людям из Евангельской церкви спасибо, они каждый день готовят для них пирожки с капустой и приносят сюда.

Месяца полтора назад волонтеров на вокзале, по словам Елены и Димы, было больше. Многие, видимо, устали. Слишком надолго затянулась эта история.

«Если мы перестанем ходить, никто не придет»

Глубоко за полночь. Пенсионерка Людмила Геннадьевна плачет у окна:

- Зачем я уехала? Лучше бы дома осталась. Оставили две квартиры, хату, собак, кошек. Мы с мужем с 14-го числа живем на вокзале, в миграционной службе пропустили свою очередь и встали на нее заново. Вы напишите про все это, напишите. Ничего с собой не забрали, нам сказали: срочно, пока открыт коридор. Что успели - схватили и побежали на автобус.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-4

По мере возможности полиция предоставляет свой транспорт, чтобы развести беженцев на ночлег

Беженцы разные бывают, говорят волонтеры. Одни с претензиями, другие держатся. Но все очень несчастные, все против желания бросили свои прежние жизни и уехали, куда глаза глядят. Поэтому, говорит Елена, надо терпеть их раздражение, не спорить, улыбаться. Чтобы к утру даже самый злой стал чуть теплее.

- Если мы перестанем ходить, никто не придет, - говорит Елена. – Никто не покормит этих людей, никто никуда не отвезет. Днем мы точно не можем, у нас работа, семьи. Сегодня моей старшей дочке исполнилось 16 лет. Они жалеют меня, не будят после дежурств.

115 человек за сутки

С пластиковыми стаканами и тарелками – проблема. Своей посуды обычно ни у кого нет. Многие уезжали даже без зубных щеток.

На протяжении всей ночи в зал ожидания приходят все новые и новые люди. Вместе ищем для них места в темноте. Если надо в душ – взять талон у дежурной по вокзалу. В туалет - беженцам бесплатно, если предъявят паспорт.

- У нас тут вообще тихо, даже если много людей, всем место найдем, всех покормим.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-5

Дежурная по вокзалу Любовь Верзун показывает список беженцев, приехавших за одни сутки

- С людьми нельзя не по-человечески, - говорит дежурная по вокзалу Любовь Владимировна. – Я работаю здесь уже 20 лет: день-ночь-48. Плачут, стоят. Людям очень тяжело, самой плакать хочется. Я с восьми и до восьми утра тут. Вот, в прошлое дежурство за сутки 115 новых человек зарегистрировала.

«Сыну 30 лет, остался воевать»

Девушка с мамой утонченных манер и маленькой собачкой попросили поднять с первого этажа тяжелые сумки. Мать согласилась на предложение поесть суп, дочери сделали чаю. Когда сели, начала рассказывать:

-  Мы из Енакиево. Собрались ехать в Ростов, в лагерь для беженцев. Но автобус не пришел. Стали бомбить. Мы взяли такси и поехали сюда. Таксист взял с нас по 800 гривен. У нас осталось всего две с половиной тысячи рублей. Больше никаких денег нет. А нам нужно до Нижнего Новгорода, знакомые пообещали приютить. Сыну 30 лет, в ополчении остался воевать. Но сказал, чуть что – сразу в Россию уедет.

Вокзал для троих. Несколько белгородцев по ночам помогают украинским беженцам, встречая их с дороги, фото-6

Женщина рассказывала спокойно, как о походе за покупками в магазин. Девушка в это время плакала.

Перебрали кучу вариантов, куда и как им уехать, остаться ли на полтора месяца в Белгороде. Вместе придумали купить обеим билет до Москвы на проходящем. Денег хватило впритык. Из Москвы до Нижнего все ближе, а там тоже кто-то поможет.

Потом, в 5 утра, отнесли сумки на перрон, посадили в поезд. Попрощались.

«Нам кажется, что все это сон»

До утра люди сидят в зале ожидания. На лицах – никаких эмоций, только усталость и растерянность.

И всю ночь бесконечные, похожие друг на друга, рассказы:

- Нам кажется, что все это сон, - Сейчас проснемся – и этого всего не будет…

- Еще недавно мы ходили в кино, в магазин, на работу, спали в своих кроватях. А теперь все  это исчезло. Вся наша жизнь куда-то исчезла…

- Что нам теперь делать? Кому мы нужны? Возвращаться нам некуда, и идти не знаем, куда.

 

Белгород беженцы волонтеры Украина
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии