Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало»

Управление федеральной миграционной службы по Белгородской области который день работает в авральном режиме. Получать статус беженцев туда приходят сотни человек с юго-востока Украины. Наш корреспондент сходил к зданию и поговорил с людьми, покинувшими неспокойные родные места, чтобы навсегда остаться жить в России.

Утро понедельника, жара, во дворе здания миграционной службы собрались десятки людей. Молодые, пожилые, с малолетними детьми. Все они надеются на то, что российские власти и горожане предоставят им жилье и возможность остаться на территории России.

«Родители не хотят уезжать: что будет, то будет»

Ларисе 28 лет, вместе с мужем и годовалым сыном они приехали в Белгород из города Рубежного Луганской области первого июня. По ее словам, в Рубежном разбомбили железнодорожный вокзал, мост. Оставаться просто опасно. Ее супруг Станислав работал на картонно-тарном заводе. Его одноклассники трудились на железной дороге, после того, как вокзал разрушили, остались без работы.

- Бомбят ночью, днем слышны выстрелы. Бои идут на окраине, в центре города нет. Слава богу, из наших знакомых и близких никто не погиб. Многие уезжают, город полупустой, - рассказывает Станислав. – Мой завод пока работает, но зачем ждать, пока разбомбят? Мы сели в автобус и уехали через организованный коридор.

По словам молодых людей, уезжает в основном молодежь, бездетные и с детьми. А вот старики не хотят покидать своих домов. Пока что в магазины подвозят продукты.

- Наши родители остались, им уже, наверное, ничего не страшно, говорят: что будет – то будет. Мы за них очень переживаем. Устроимся здесь, будем их забирать.

Семья временно поселилась у знакомых, те просят поскорее найти жилье.

- Мы хотим остаться в Белгороде, хотя у вас тоже не сахар – цены очень высокие, - признается Лариса.

Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало», фото-1

Ежедневно в УМФС приезжают десятки беженцев с юго-востока Украины, некоторые проводят там целые дни в ожидании решения своей судьбы. Фото Арины Виноградовой. 

«Я ждал черного дня, и вот он наступил»

Молодой человек по имени Александр из Луганской области – конкретизировать населенный пункт он отказался - тоже согласился поговорить. Ему 24 года, он имеет высшее техническое образование. До недавнего времени трудился в исправительном учреждении, но полгода назад лишился работы. Говорит, что и раньше мечтал жить в России, и вот представился повод уехать из Украины и попросить гражданства. Теперь оформляет статус беженца.

Его родители тоже остались дома, в Луганской области. Мужчина уехал без них, сам.

- А где вы поселились?

- Снял комнату, - говорит Александр. – Откладывал деньги на черный день. Я давно знал, что он наступит, и вот, дождался.

24-летний Евгений приехал из Донецкой области. Поселился в Валуйках у сестры. Он, как и Александр, не женат, у него нет детей. Он работал сварщиком. Бросил нажитое имущество, дом, работу. На родине остались престарелые родители. Говорит, что в будущем и их заберет в Россию.

- За километр от населенного пункта – хлопки, выстрелы, слышна перестрелка, - рассказывает Евгений. – Среди моих родных и близких пока никто не пострадал, но всем страшно. Половина семьи из Украины в РФ переезжает.

Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало», фото-2

Дети вместе с родителями ждут в очереди в УФМС, где сотрудники и волонтеры пытаются их хоть как-то развлечь.  Фото Арины Виноградовой

«Замкнутый круг: ополченцам предлагают уйти. Но они не уходят»

Беженцам из Славянска Катерине и ее супругу всего по 20 лет, они – молодожёны, свадьбу сыграли месяц назад. По их словам, они даже и представить не могли, что все зайдёт настолько далеко. Среди их знакомых пока тоже никто не погиб.

- Мы думали, будет забастовка, но в Славянске стало невозможно жить, - делится Катерина. – Многие люди перетащили вещи, продукты в подвалы, оборудовали там бомбоубежища. Все сложили документы, кто не уехал – чего-то ждут. Зарплаты не платят, сады, школы закрываются. Когда ополченцы и национальная гвардия между собой стреляли – это нас не касалось. Но потом разбомбили психиатрическую больницу, врачи и пациенты попрятались в подвале, стало очень страшно. Ополченцы сидят в Семеновке. Я не знаю, когда это может закончиться. Замкнутый круг: ополченцам предлагают прекратить воевать и уйти, но они не уходят и не уйдут, потому что их сразу «зачистят».

Как рассказали беженцы из Славянска, семейным людям проще покинуть дома, чем одиноким. Тех, кто едет без семьи, украинцы не выпускают.

- Так как мы семейные, нас выпустили, - говорят молодожёны. – Но сотрудники СБУ задавали нам много вопросов: к кому едем, по какой причине, мы отвечали. Что едем к родственникам по семейным причинам. Планируем остаться в России навсегда, получить гражданство, утроиться на работу. Мы и раньше этого хотели. И вот – прижало.

Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало», фото-3

Очередь из беженцев движется медленно и постоянно прибывают все новые и новые украинцы, желающие остаться в России. Фото Владимира Корнева. 

«У «Красного Креста» выходные, звоните в понедельник»

Беженцы ожидают своей очереди на улице, она движется медленно. Семьи с сумками и чемоданами расположились на скамейках и в беседке. На территории УФМС работает медицинский работник с аптечкой Александр Лобынцев, готовый оказать первую помощь тем, кому может стать плохо. Александр Лобынцев говорит, что пока что проблем с самочувствием ни у кого не возникало, люди время от времени просят попить воды.

- Некоторые стоят здесь с 4-х утра, я насчитала 45 человек, - рассказывает 35-летняя жительница Донецка Елена Майдикова. – Я мать-одиночка, приехала с двумя детьми, в Белгороде нас приютила семья, как сказать, знакомые знакомых. Очередь на оформление документов движется очень медленно, в анкете – под 60 вопросов, людей расселяют в отделении «Красного Креста», у добровольцев, на базах отдыха.

Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало», фото-4

У отделения миграционной службы дежурит медицинский работник. Фото Владимира Корнева. 

По словам начальника отдела по работе с беженцами и вынужденными переселенцами Ольги Кучерявенко, в таком режиме управление работает со 2 марта. На сегодня в УФМС пришло 280 украинцев, в предыдущие дни – примерно по столько же. Беременных и с детьми принимают в первую очередь, в приемных кабинетах душно.

- Когда мы уезжали, с нас взяли отпечатки пальцев, паспортные данные, сфотографировали, - рассказывает жительница Славянска Елена. – Моя дочка, зять и внук с четверга в Харькове, муж остался в Славянске пристроить животных, теперь не может выехать. Я с пятницы – в Белгороде, как приехала, позвонила в «Красный Крест», мне сказали, что сейчас выходные, поселить не могут, посоветовали обратиться в понедельник. Я остановилась в гостинице за 1200 рублей в сутки, нашла самый дешёвый вариант. Я выясняла, человек 200 не может никуда приткнуться, даже с грудничками.

Беженцы с юго-востока Украины: «Мы и раньше хотели уехать в Россию, а теперь прижало», фото-5

Некоторые родители с  детьми ждут своей очереди с раннего утра. Фото Арины Виноградовой.

Белгород Украина беженцы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии