• Главная
  • «Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия
абьюз
17:44, 17 октября
10

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия

абьюз
Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Государственная дума так и не приняла до сих пор закон «О профилактике семейно-бытового насилия». Но это не значит, что жертв бытового насилия становится меньше. В Белгороде в «Точке кипения» прошёл круглый стол, посвящённый теме насилия в семье. Проблему обсудили силовики, психолог и сами пострадавшие от жестокости близких.

Насилие в статьях

По словам начальника управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних областного управления МВД Александра Толдинова, с точки зрения закона под домашним насилием понимают любые случаи причинения телесных повреждений, которые влекут за собой административную или уголовную ответственность.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-1

Участковый может самостоятельно выявить такой эпизод, узнав о нём от соседей или родственников. Заявление может написать и сама пострадавшая. Затем полицейский проводит проверку. После регистрации заявления или рапорта законом даётся три дня для принятия решений. Если есть повреждения, человека направляют на судебно-медицинскую экспертизу. Как правило, провести все необходимые мероприятия за столь короткий срок полицейскому не удаётся. Сотрудник полиции разрешено продлить время проверки до 10 суток. А если пострадавший проходит длительное лечение, то по закону всё может растянуться до 30 суток,

– говорит Толдинов.

За 9 месяцев 2021 года в УВД поступило больше 9 тыс. обращений от белгородцев по факту причинения телесных повреждений. Это бывает не только агрессия со стороны мужа, но и любых родственников, знакомых, приятелей, оказавшихся в одной квартире с жертвой. Как известно, в российском законодательстве нет понятия о семейном насилии, только о бытовом.

Особо тяжких преступлений – убийств, причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в Белгородской области происходит в среднем около 50 в год.

Чаще всего нарушители подпадают под статью 6.1.1 Кодекса об административных правонарушениях – побои. Если в течение года всё повторяется, то может рассматриваться вопрос о привлечении нарушителя к уголовной ответственности.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-2

Количество преступлений на бытовой почве остаётся стабильным на протяжении пяти лет. Ежегодно фиксируется порядка 600 протоколов по этой статье. Агрессоров ставят на профилактический учёт. Основная работа с дебоширом ложится на плечи участковых,

– рассказывает Александр Николаевич.

Не положено

Что же может сделать полицейский? Ходить по квартирам, уговаривать папаш вести себя прилично, проводить беседы об их беспутной судьбе, кивать на замученных жену и детишек, ставить на путь истинный, рекомендовать разъехаться в особо тяжёлых случаях, грозить и увещевать. На некоторых нарушителей сотрудник в форме оказывает отрезвляющее воздействие. Но чаще всего такая профилактика бессмысленна. Об этом знают и участковые, и сами дебоширы. Другого жилья у членов семьи, как правило, нет, менять образ жизни запойный папаша не хочет, а жене с детьми просто некуда деваться. Ни социальных гостиниц, ни сопровождения со стороны полиции жертвам насилия не полагаются.

Понятно, что в поле зрения полиции попадают семьи, в которых есть и другие проблемы, помимо агрессивного отца семейства, самоутверждающегося на жене и детях. Это только верхушка айсберга. Настоящее насилие процветает там, где нет откровенной бедности, стоящих на учёте горе-отцов и педагогически запущенных детей. И то, что происходит за закрытыми дверями, часто выплывает только на приёме у психолога или, когда уже произошла трагедия, и ничего не поправить.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-3

Насилие в голове

Кандидат психологических наук, руководитель психологической службы БелГУ Дмитрий Сазонов предложил погрузиться в психологический мир семьи и увидеть ситуацию глазами жертв. Насилие намного тоньше и изощрённей, чем прописано в законе. И начинается не с занесённого для удара кулака, а с головы. Как и разруха в известной фразе профессора Преображенского из «Собачьего сердца».

Прошлый год, когда люди находились дома на самоизоляции, привёл к всплеску домашнего насилия. Оно проявлялось не только и не столько физическим воздействием. Различные манипуляции, жёсткие ограничения в семье, ревность, сексуальное принуждение, невозможность самостоятельно распоряжаться деньгами – это всё насилие, говорит психолог. Для многих женщин открытие, что исполнение супружеского долга по принуждению – тоже акт насилия. Фраза «сама виновата» часто используется в психологическом сообществе. Появился даже такой термин – виктимблейминг, то есть обвинение жертвы. Всё потому, что люди склонны переносить ответственность за случившееся на человека, который подвергся насилию: она провоцировала мужа, надела слишком короткую юбку, много выпила, вела себя развязно. Такое отношение к жертве насилия является огромным нравственным пробелом в сознании, гнилью в голове, считает Дмитрий Сазонов. Мысль, что если человек слаб, к нему можно применять насилие – глубоко ущербна, однако именно она укоренилась в обществе. Всё равно что пнуть ногой котёнка. А если бы встретился на пути бульдог, то, наверное, остереглись бы. Нет никакой причины бить человека, кроме самозащиты.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-4

Когда к нам кто-то подходит на улице и обижает, мы однозначно классифицируем это как насилие. Почему же жертвы насилий годами терпят такое к себе отношение дома? Всё дело в том, что насильник – это близкий человек. Он не злодей с клыками, это сложный персонаж. Деспот может быть хорошим отцом, обеспечивать семью финансово, решать хозяйственные вопросы, выглядеть как вполне учтивый и воспитанный человек. И эти обстоятельства делают жертву насилия неуверенной. Она не понимает, как на это всё реагировать. Привязанность к хорошим сторонам абьюзера не даёт просто взять и разорвать отношения,

– считает психолог.

Зачастую женщину останавливает страх, что она не справится одна, особенно если на руках есть маленькие дети.У неё нет денег, пристанища, поддержки близких людей. Жертве стыдно перед окружающими, она не может раскрыть обстоятельства семейной жизни. Зачастую она начинает винить себя за такое отношение мужа.

Психопросвещение в обществе может переломить ситуацию. Это хорошая прививка против насильника. И встретив в своей жизни подобного человека, девушка не станет соединять с ним свою жизнь. Ведь признаки доминирования, контроля и ревности можно заметить и при первых встречах, но женщина объясняет это тем, что все мужчины собственники. Нужно сделать центр помощи жертвам насилия, как в Старом Осколе. К сожалению, социальная помощь в России пока ограничена выплатами пособий и социальным такси, психологическая поддержка в ней не предусмотрена,

– резюмировал Дмитрий Сазонов.

Насилие в реальности

В обсуждении темы в «Точкие кипения» участвовали и сами жертвы насилия. С Александрой трагедия случилась год назад. Тогда она разошлась со своим сожителем, с которым она прожила 11 лет.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-5

– В три часа ночи он пришёл ко мне в квартиру, поскольку не успела поменять ключи от замка, что называется – сама виновата, и убивал меня больше трёх часов. Десять колото-резаных ран, разорвана селезёнка, зашиты почка, мочевой пузырь, лёгкое. Когда меня привезли в больницу, врачи сказали: это труп. Но я выжила. К сожалению, не так бодро сотрудники полиции взялись за моё дело. Но благодаря журналистам, которые написали о нём, нам удалось дотянуть до суда. Нельзя терпеть. Если поднял руку раз, поднимет ещё. Сейчас этот молодой человек гуляет на свободе,

– рассказала Александра.

Когда боль причиняют не только тебе, но и другим членам твоей семьи, это очень страшно, говорит другая жертва семейного насилия, девушка Катя. Рассказывая, она не могла сдержать слёз.

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-6

Родитель не мог ничего рассказать ещё и потому, что был уверен: его убьют после этого. Ты можешь попытаться воздействовать на другого человека, помочь ему, но не всё зависит от тебя. Сейчас я не живу с семьёй, стараюсь не поддерживать с некоторыми родственниками контакт, мне стало лучше, но мне еще нужна помощь психолога,

– рассказала она.

Другие формы

Её история так подействовала на директора Белгородской государственной филармонии Светлану Боруху, что она тоже решилась на рассказ. О том, как красивая, умная, самостоятельная девушка попала в страшную зависимость по отношению к мужчине-деспоту. И после окончания отношений он стал требовать с неё деньги за совместный отдых, подарки, авиабилеты, чем превратил её жизнь в ад. Это было насилие нравственное, моральное и даже экономическое. Когда тебя унижают, тобой манипулируют, тебя преследуют, требуют денег, это наносит такую психологическую травму жертве, что она потом становится не готова к нормальным отношениям с мужчиной. В этой ситуации страдает не только она, но и члены семьи.

Организатор круглого стола хореограф Ксения Медведева поделилась своим опытом. Оказалось, что четыре года назад она ехала с конкурса в поезде, когда узнала, что маму одной из её учениц на глазах дочери убил отец. И что делать в такой ситуации, кому звонить, как помочь ребёнку пережить трагедию?

«Он убивал меня больше трёх часов». О чём говорят жертвы домашнего насилия, фото-7

Когда кажется, что это вас никогда не коснётся, это иллюзия. По словам Дмитрия Сазонова, насильник вполне мог сидеть в «Точке кипения», улыбаться, задавать вопросы, хлопать выступающим. Успешный директор предприятия. Учитель в костюме с галстуком. Обаятельный врач. У насильника нет рогов и страшной маски на лице. Это персонаж, умеющий переодеваться в зависимости от своей роли.

Записала Анастасия Самойлова

Фото: Андрей Закоморный

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Белгород #Точка кипения #домашнее насилие #конференция

Комментарии

Показывать новый комментарий:
внизу вверху
Роман.
17 октября, 18:13
Нормальная такая статья в день отца. Равносильно что про женщину олкоголичку на 8е марта.
Полина
17 октября, 18:16
К глубочайшему сожалению, домашнее насилие-это не редкость…кругом и рядом происходят подобные не хорошие ситуации…
Яна
17 октября, 18:18
Больше всего мне жаль детей… которые к сожалению безвольны и полностью зависят от родителей… если женщина может уйти от абьюзера то ребенок нет…
Нина
17 октября, 18:18
Выход один, если что-то не нравиться, брать и разводиться…
Олеся
17 октября, 18:26
Могу сказать одно, от домашнего тирана нужно брать и бежать без оглядки, терпеть ни в коем случаи нельзя!
Объявления
live comments feed...