Когда особенности становятся достоинствами. Режиссёр – о детском инклюзивном театре Белгорода

Когда особенности становятся достоинствами. Режиссёр – о детском инклюзивном театре Белгорода

Инклюзивный театр – это сценическое действо с участием людей с особенностями в развитии, как физическими, так и ментальными. В Белгороде есть необычный театр, в труппе которого – здоровые дети и юные актёры с ментальными особенностями, зачастую оказывающиеся вне активной социальной жизни.

Режиссёр детской инклюзивной театральной студии «Синяя птица» Татьяна Климачкова пригласила корреспондента Go31 на репетицию новой постановки.

Сказочное попурри

«Айболит, Бармалей и рок-н-ролл» – это будет уличный музыкальный спектакль без слов с большим количеством реквизита. Работа над постановкой длится уже год, спектакль очень сложный. Премьера запланирована на конец мая – начало июня.

Сейчас ещё не всё понятно, нет костюмов, нет части реквизита и некоторых артистов. Такой у нас рабочий процесс: дети периодически болеют, кто-то уезжает на реабилитацию. Это инклюзивная театральная студия: в ней играют как здоровые дети, так и дети с особенностями,

– отметила Татьяна Климачкова.

Инклюзивный театр – это многоуровневая система, состоящая из театрального искусства, а также личностного взаимодействия здоровых детей и детей с особенностями. И это поистине магическая сила: одни идут навстречу толерантному обществу, другие оттачивают социально-коммуникативные навыки. Это позволяет всем участникам максимально ярко и полезно проявить свои уникальные качества.

В театральной труппе 8 особенных детей и 7 «нормиков». Вообще рекомендуется, чтобы обычных детей было больше, чем особенных, потому что тогда они впитывают привычные для нас реакции, социальное поведение и быстрее усваивают всё новое. Но в этой группе большинство детей высокофункциональных, они учатся в обычных школах, и это то, к чему многие стремятся. Раньше были преимущественно обычные дети и только два особенных. Потом мы стали добавлять, и сейчас получился такой состав,

– пояснила режиссёр.

Репетиция нового инклюзивного спектакля Репетиция нового инклюзивного спектакля Репетиция нового инклюзивного спектакля Репетиция нового инклюзивного спектакля Репетиция нового инклюзивного спектакля Репетиция нового инклюзивного спектакля

Театрализованное представление проходит в музыкальной, активно-двигательной форме, и это особый язык общения детей. Даже сам процесс репетиций для них – уже событие, шумное и весёлое.

По словам Татьяны Климачковой, их спектакль – интерактивный. Есть момент, где актёры выходят к зрителям. Делают они это совершенно спокойно, тогда как на первых спектаклях были очень осторожными. Роли дети получают исходя из своих возможностей, на сцене они выглядят естественно. Плюс они добавляют к игре что-то своё, и получается очень интересно, самобытно.

Особенности инклюзивного театра

Первое, с чем столкнётся специалист, который захочет взять в театральный кружок особенных детей – отсутствие у них образного мышления. Они, например, не смогут представить волшебную коробочку, которую нужно открыть и достать из неё что-то. Для них это сложно.

Мне пришлось всё узнавать самой. Многое я почерпнула у московского интегрированного театра-студии «Круг II», училась у Андрея Борисовича Афонина, режиссёра. «Круг II» – это взрослый театр, ему больше 20 лет. Он получал международные награды, и 90 % актёров в нём – это люди с особенностями. Андрей Борисович помог мне понять, какое должно быть отношение к особенным детям, чтобы двигаться дальше и вообще что-то с ними делать. Если будет жалость и непонимание отсутствия шаблонности в их поведении, то лучше не работать с ними. Работа с особенными детьми – это в первую очередь труд над собой,

– призналась режиссёр. 

Детский аутизм характеризуется в том числе нарушением социального взаимодействия. У таких детей повышенная чувствительность к световым, слуховым, тактильным раздражителям. Они обычно стремятся уйти от общения с окружающими людьми, избегают контакта «глаза в глаза».

Первое, чему мы научились с детьми – играть в салки. Для нас это обычная игра, а для особенных детей – нечто необычное, потому что надо учиться взаимодействовать: догонять, дотрагиваться и меняться ролями – убегать. Очень много в этой игре из того, что для них является их слабым местом. За счёт театрального творчества мы компенсируем недостаток двигательных, сенсорных моментов, которых им не хватает,

– пояснила наша собеседница.

Во время репетиций спектаклей дети с ментальными нарушениями запоминают, как себя вести, и это потом помогает им в жизни. Они перенимают многое из своих ролей, происходит осознание: если тебе улыбаются – нужно тоже улыбнуться. Считать реакцию и среагировать на неё для них тоже очень сложно.

Детей с аутизмом учат распознавать эмоции окружающих
Детей с аутизмом учат распознавать эмоции окружающих

В театральной студии занимаются дети высокофункциональные, но есть ещё и со средней и низкой функциональностью. С ними занимаются либо индивидуально, либо в маленьких эксклюзивных группах.

Если инклюзия – это включение, то эксклюзия – наоборот, когда отдельно. На таких занятиях много телесных тренингов. Если особенный ребёнок не видит свою ногу, то поднять её для него невозможно: если он на неё не смотрит, то её для него не существует. Очень много таких моментов. Работаем и с такими детьми, и они начинают лучше себя чувствовать. Потому что активная телесная работа – это в первую очередь нейронные связи в мозге, которые у таких детей ослабевают и «зарастают». В подобных группах, конечно, пока нет театрального творчества, но это как часть театрального взаимодействия.

Кладезь самобытности

Толерантность воспитывается с ранних лет, и инклюзивный театр может помочь больше узнать о мире других людей, он – о принятии, искренности и непредвзятости. Творчество для всех, в нём нет границ, нет своих или чужих, в нём нет людей с инвалидностью.

Инклюзивный театр для режиссёров – это кладезь самобытности, аутентичности, творческих идей, потому что ребята живут в другом измерении сознания и хочется это достать и показать другим. Может быть тогда их начнут больше понимать и принимать. Все мы привыкли к тому, чтобы нам смотрели в глаза, когда мы говорим, а с ними по-другому. Есть дети, которым что-то не нравится, и они начинают громко кричать, и даже если нравится – тоже кричат. Такой вот способ коммуникации у них. Кто-то просто не реагирует, и это тоже очень больно, потому что никто не любит, когда игнорируют. Но они делают это не с целью причинить неудобство, а потому что у них свои проблемы с общением. Очень сложно с ними, потому что они ломают привычные социальные стереотипы и отношения. К сожалению, не все готовы к этому,

– отметила Татьяна Климачкова. 

Режиссёр детского инклюзивного театра
Режиссёр детского инклюзивного театра

Помощь

Театральная студия существует за счёт грантов. Первую материальную помощь благотворительная организация «Синяя птица» получила в 2017 году на детскую театральную инклюзивную студию, которая сегодня разрослась до Центра.

Благодаря помощи Фонда президентских грантов мы реализовали три проекта и ещё два находятся в работе. Сегодня у нас в Центре занимаются 74 ребёнка с особенностями, плюс здоровые дети,

– рассказала руководитель театральной студии.

В Центре 8 различных направлений: это и адаптивная физкультура, и театральная студия, и декоративно-прикладное творчество, изо, музыка, пение. Таких центров по набору кружковой деятельности для особенных детей нет нигде в России.

Мы очень благодарны Фонду президентских грантов, там работают милые люди, которые всегда нам подскажут, поддержат,

– добавила Климачкова.

Мечта

Режиссёр детской инклюзивной театральной студии искренне надеется, что в Белгороде появится нечто подобное московскому театру-студии, в котором смогут играть уже вышедшие из-под их крыла воспитанники.

Мне бы очень хотелось, чтобы у нас был центр творчества для таких детей, чтобы они именно профессионально занимались. Но естественно, это не только желание самих детей, это ещё и готовность родителей, потому что нужны ежедневные репетиции. Согласно нашему уставу, у нас занимаются дети и подростки до 18 лет. Я надеюсь, что когда они вырастут, у них появится возможность получить творческое образование. Например, у нас есть Катюша, я в ней вижу студентку актёрского факультета, потому что она и поёт, и танцует, и очень хорошо раскрывается на сцене эмоционально. Каждая её роль – сюрприз, она всегда добавляет что-то новое от себя на сцене,

– призналась режиссёр.

Белгородская общественная организация помощи семьям с детьми с аутизмом «Синяя птица» расправила свои крылья в 2015 году. За это время организация стала по-настоящему нужной и полезной для всех, кто сталкивается с проблемой расстройства аутистического спектра.

Оксана Булгакова

Фото: Александр Лобынцев

Белгород дети аутизм ментальные нарушения театр инклюзия помощь
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии