«То, что мы переживаем сейчас – это ад». Белгородка – о лечении дедушки после ковид-госпиталя

«То, что мы переживаем сейчас – это ад». Белгородка – о лечении дедушки после ковид-госпиталя

Если ковид протекает в тяжёлой форме, то речь идёт не просто о тяжёлом заболевании, а о жизни и смерти. Но и реабилитация после вирусной инфекции у пожилых или пациентов с хроническими заболеваниями – дело совсем не шуточное. Особенно страшно, когда в таком состоянии люди остаются один на один с болезнью, без медицинской помощи и поддержки.

В редакцию Go31 обратилась Анна Селина и поделилась своей бедой.

Дедушке Анны 88 лет. Владимир Панасий живет на Харьковской горе Белгорода вместе со своей дочерью-пенсионеркой, территориально относится к поликлинике № 7.

Больше месяца назад у него поднялась температура, ему стало трудно дышать. Вызвали врача. Доктор назначил стандартное лечение – как при ковиде. Сдать тест на инфекцию, как говорит Анна, никто не предлагал, видимо, картина была и так понятна. Владимир Павлович пропил таблетки, но легче ему не стало. Вызвали врача повторно, тот добавил к лечению антибиотик.

Две недели дедушке кололи препарат, но увы, улучшения не последовало. Как-то вечером пожилой человек начал задыхаться. Семья вызвала скорую помощь. Приехавшие врачи измерили сатурацию (уровень насыщения крови кислородом) и сразу увезли больного во вторую городскую больницу. А через два дня его перевели в реанимацию. В общей сложности пациент пролежал в стационаре 21 день.

Когда пришло время выписываться и родственники приехали в больницу, их ждал шок: врачи вставили больному зонд для кормления и не вынули его. У Владимира Павловича оказалась масса пролежней, их просто обрабатывали зелёнкой. Родным дали выписной лист с указанием диагноза больного: CoViD-19 и осложнения после него. Там было много рекомендаций: что принимать для восстановления организма, чем обрабатывать пролежни, как получить назначение для проведения массажа на дому.

Вызванный домой терапевт внимательно прочитала выписной эпикриз, сказала, что дедушке, судя по всему, положена группа, так как осложнения очень серьёзные. Доктор дала общие рекомендации и посоветовала записаться на приём к своему участковому терапевту. Семейный врач в поликлинике, глядя на медицинские документы, только пожала плечами: мол, что от меня хотите? Правда, сказала, что сделает отметку в журнале вызовов, чтобы на дом приехали специалисты, осмотрели Владимира Павловича, определились с дальнейшим планом лечения.

Прошла неделя, но ни один медик так и приехал.

Не дождавшись докторов, Анна попыталась сама вызвать на дом нужных специалистов. Оказалось, что в поликлинике № 7 всего два врача-хирурга, и те на больничном. Уролог в условленный день не пришла: внучке дали понять, что она выезжает на дом к пациентам только по понедельникам, и то не факт.

Анна в отчаянии пришла на приём к заведующей отделением, объяснила ситуацию. В ответ на взволнованный рассказ последовала реплика медика: «А я чем могу вам помочь? Памперсы вам купить? Идёмте, куплю их лично».

«Мы пока сами в состоянии заработать на памперсы, – говорит Анна. – Но то, что мы сейчас переживаем – это ад. После больницы дедушка сам не передвигается, организм ослаб и ещё пролежни. На бинты, лекарства, мази, пелёнки и памперсы уходит по 6 тысяч в неделю. Никаких лекарственных средств бесплатно нам не предлагали. Главное, пожилому человеку нужна реабилитация, про которую нам говорили в ковидном госпитале, но ничего этого нет. Мой дед прошёл войну, а теперь на старости лет мучается без медицинской помощи. Зачем же мы платим в фонд обязательного медицинского страхования ежемесячные взносы? Никому мы не нужны ни здоровые, ни тем более больные».

Записала Анастасия Самойлова

Фото: Антон Вергун

белгород коронавирус лечение дедушка реабилитация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии