«Я горда за свой народ». Белорусская студентка – о протестах в стране

В Беларуси проходят массовые протесты против Александра Лукашенко. Он занимает пост президента уже 26 лет, начиная с 1994 года. В недавних выборах из всей оппозиции смогла поучаствовать только Светлана Тихановская и её объединённый «женский штаб», состоящий из жён взятых под стражу оппозиционеров. Выборы выиграл с большим отрывом действующий глава государства. Вскоре после этого белорусы начали выходить на улицы и требовать отставки Лукашенко. Журналист Go31 побеседовал с жительницей Беларуси, чтобы узнать о том, как выглядит ситуация в стране изнутри.

Елена, пару слов о себе – вы работаете, учитесь? Где живёте?

– Я учусь, но не в Беларуси, а в Литве. Сейчас из-за карантина я вернулась в Беларусь. Живу в Бобруйске.

На чьей вы стороне? Поддерживаете протестующих или действующую власть?

– Я безусловно на стороне протестующих. Несмотря на то, что я не могу поучаствовать сама в акциях протеста, стараюсь помочь – распространяю информацию, продвигаю ресурсы, по которым собираются деньги для пострадавших от репрессий, и в целом всячески за них болею.

Пожалуйста, объясните свою позицию.

– Для меня принятие стороны оппозиции происходит из чувства патриотизма, которым я заразилась ещё в школе. На протяжении всей своей истории белорусы борются за свободу и суверенность. Протесты, митинги и акции на территории моей страны происходят аж с 1988 года. Сейчас далеко не первый митинг против власти, они были и в 2010-м, и в 2015-м и так далее. То, что сейчас происходит – результат многолетней работы. Как говорится, чаша терпения переполнилась. Её год за годом люди заполняли, и это вылилось в масштабные, общереспубликанские события. Протесты ведь происходят не только в Минске – это вся страна! За эти дни я вижу, что дело принимает всё более масштабный оборот, я понимаю, что подключаются люди, которые раньше были аполитичны. Они тоже сейчас выходят на улицы. Не может такое количество людей не быть хоть в чём-то правым. Я уже относительно взрослый человек, вливаюсь в жизнь своей страны и начинаю понимать, почему Лукашенко плохой. Не только потому, что он «не хочет отдавать власть и 26 лет сидит в своём кресле». Он привёл страну к состоянию, в котором народ – его враг. Народ его кормит, страна его кормит, но эти же люди – его враги. В общем, всё это – совокупность моих чувств, я уже не ребёнок, и это моя солидарность с большим количеством других людей.

Какая сейчас вокруг вас обстановка? Какие настроения, какие события?

– Какой-то части людей страшно, и они в шоке. Сейчас происходят страшные вещи. В основном в Минске, и я не чувствовала страха, пока протесты не дошли до Бобруйска. Недавно я начала слышать хлопки, вроде взрывов или выстрелов, недалеко от моего квартала. Это происходит во многих городах, и люди понимают, что эти события не где-то там, они здесь, и точно коснутся их и их будущего. Поэтому кто может – присоединяется к протестующим. Кто не может – переживает, старается переварить происходящее. Лично у меня ощущение какой-то сюрреалистичной сказки с чёрно-белой моралью. Не могу сказать, в какую сторону всё это идёт – будет лучше или нет. Протесты становятся всё крупнее, к ним присоединяются женские протесты против насилия, потом подключились многие медики, которые тоже выступали против насилия и организовывали протестные цепочки. Сейчас бастуют рабочие множества фабрик и заводов. Мне даёт надежду то, что начали увольняться люди из силовых структур, были видео, где одни сжигали свою форму, другие отказывались задерживать мирных людей. Кажется, в Бресте был момент, когда часть силовиков подняли щиты в знак солидарности с протестующими. Это вселяет надежду, всё не так плохо, как могло бы быть. Некоторые мои знакомые говорят, что скоро всё затухнет, протесты закончатся. Но вот уже пятница, пятый день протеста, и всё становится только масштабнее. И самое главное, почему я горда за своих людей – это стремление не устраивать хаос. Я слежу за всеми белорусскими новостными ресурсами и вижу, как люди снимают обувь, чтобы встать на лавочки. Вижу, как они убирают за собой мусор в урны. Может это и маленькие детали, но они показывают общее настроение и подкрепляют идею о ненасильственных и мирных протестах.

Мирные протесты – это основная концепция? Существует мнение, что без насилия ничего не решится. Как вы считаете, смогут ли люди добиться своих целей, не применяя насилие?

– Я считаю, что проблему можно решить мирно. Фразу «у тебя ничего не получится» можно применить вообще в любой ситуации. И всё, что эта фраза сделает, это обесценит старания и страдания людей, которые уже что-то сделали и делают что-то прямо сейчас.

Пройдена ли уже точка невозврата, когда люди приходят к ответной жестокости?

– У восстания нет лидера, протесты управляются толпой, и ответственность за действия лежит по чуть-чуть на каждом человеке. Конечно ожидаемо, что кто-то кидается на силовиков. Здесь происходит жесть, много людей пострадало, многие навсегда травмированы не только физически, но и психически. Люди уже не забудут этих событий. Но я надеюсь на благоразумие сограждан. Надеюсь, что агрессивной революции не произойдёт. Потому что это, во-первых, даст власти карт-бланш на подавление, что приведёт просто к геноциду. А во-вторых, если мы, протестующие против насилия, применим насилие сами – чем мы будем лучше власти? Все наши идеи о свободе, о мире, о ненасилии – они схлопнутся.

– Как события последних дней отразились на вас? Что изменилось в жизни?

– Мне повезло, я живу не в столице. На моей жизни это не особенно отражается пока что. Хотя и в Бобруйске недавно на главную улицу вышла тысяча человек! [пауза] Прошу прощения, я, кажется, слышу взрывы. Забавно, что это произошло именно на этом вопросе. В общем, на мой образ жизни это особо не влияет. Хотя мама взяла отпуск на неделю. На всякий случай. Но вот брат живёт в Минске и работает в офисе на площади Независимости. Рассказывал, что каждое утро у них под окнами собираются автозаки, почти вся площадь покрывается военными. Его однажды отвозили на допрос, хоть и без происшествий, слава богу. Ещё у нас задержали соседей, их судили, но я не знаю, чем это закончилось. Кажется, их хотели посадить на 15 суток или выдать им крупный штраф. Что касается меня – у меня пока изменилось только восприятие своей страны и своих людей. Пока протесты проводятся оппозиционерами, ты говоришь: «Я тоже правительство не люблю, но меня это не особо то и касается». А когда ты видишь, что это охватывает такое огромное количество людей, что даже посёлки на 43 человека становятся в цепочки солидарности, ты понимаешь, что твоя жизнь была отделена от жизни твоей страны. Я стала сильнее в своих убеждениях, и меня берёт гордость за белорусов. Чтобы в такой ситуации всё ещё поддерживать идею мирного протеста, не проявлять насилия и поддерживать друг друга – нужно быть очень сильными и смелыми людьми. Нужны стальные яйца. 

Это сильное народное единение, о котором вы говорите, против чего конкретно оно направлено? Люди борются против насилия или против Лукашенко? Или за Тихановскую?

– Безусловно, нужна смена правительства и честные выборы. Но хапун [задержания] очень часто сопровождает любые наши протесты. Вот на День независимости в 2018 году тоже было очень жарко. Люди просто стояли и хлопали, а их скручивали. Тема ненасилия очень тесно связана со сменой власти. А Тихановская – она не центральная фигура. Она просто стала катализатором, потому что раньше не было такого, чтобы всех адекватных кандидатов пересажали, а потом появился простой человек, который хочет честных перевыборов. И люди ухватились за эту возможность.

– В России есть мнение, что у Лукашенко может быть 50-60 % реальной поддержки населения. Как бы вы прокомментировали это предположение?

– Я считаю, это неправда. Я смотрю официальные результаты, у Тихановской 10 %, а у Лукашенко 80 %. Я уверена, что цифры просто поменяли местами. Не знаю никого из белорусов, кто поддерживал бы Лукашенко. Даже мои родственники, пенсионеры плюются от него.

Евросоюз хочет ввести санкции против России, чтобы дать возможность белорусам самим построить демократию, перекрыть влияние России. Как вы считаете, это обоснованный шаг? Видите ли вы в происходящем российское влияние?

– Санкции вообще довольно бесполезны. Если Путин захочет ввести войска, чтобы помочь нашим силовикам – он их введёт. А Еврокомиссия ничего, кроме этих санкций, и сделать то не может. Прикольно, спасибо что поддерживаете, но это никак не поможет. Это моё мнение. Но пока я не вижу ничего такого. Мне кажется, российские власти только у вас там проводят какую-то информационную пропаганду. А так, пока я ни о каких вмешательствах не знаю.

Ваши телеграм-каналы сейчас пестрят видеозаписями о жестоком обращении с протестующими, с задержанными, об угрозах людям. При этом власти всё отрицают, а Лукашенко и вовсе называет такие видео фейками. Как бы вы прокомментировали такое отношение, и коснулось ли что-то подобное вас?

– Вся эта история вызывает дикую прострацию. Ну не могут, казалось бы, взрослые люди так бессовестно, и бессмысленно врать. Как будто у людей нет никаких источников информации. Есть медицинские репорты, есть база данных пострадавших, где чётко записаны все ранения. Всемирный комитет против пыток, кажется, организовал сбор информации для пострадавших. Мне кажется, власть не вполне адекватна. Потому что не может человек находиться у руля 26 лет, и при этом быть абсолютно нормальным, правильно оценивать обстановку. А что касается моей семьи – к счастью, пока пронесло. Ну вот, за брата только переживаем, потому что он слишком близко работает к одной из главных протестных площадей.

Как вы считаете, когда и как это закончится?

– Очень сложно на этот вопрос ответить. Протесты перешли на дневной режим, прямо сейчас у здания правительства в Минске толпа требует ответа, трибунала. Омоновцы некоторые опускают щиты, и девушки бросаются их обнимать, дарят цветы. С одной стороны, я хочу надеяться, что все эти жертвы и страдания приведут к изменениям и смене власти. Но против надежд, веры и идей стоит прошлое, в котором у белорусов годами не получалось ничего добиться. Я бы сказала: поживём – увидим. Нашу власть возглавляет человек… целеустремлённый, скажем так. Но у всего есть предел, и нужно дождаться, когда у кого-то он иссякнет.

Беседовал Сергей Кудрин

Материалы: телеграм-канал NEXTA Live

интервью беседа Беларусь протесты выборы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии