• Главная
  • «Твоё тело – твой холст». Белгородка рассказала, как работала вебкам-моделью
опыт
07:30, 29 июля 2020 г.

«Твоё тело – твой холст». Белгородка рассказала, как работала вебкам-моделью

опыт

Анна несколько месяцев работала вебкам-моделью в студии. И рассказала Go31, как попала в эту сферу, в чём особенности такой работы и почему ей не стыдно.

В омут

– Всё началось с того, что я искала подработку и в соцсети увидела объявление о наборе моделей. Предложение меня заинтересовало: в подростковом возрасте я крутилась в модельной сфере. Предлагали удобный график: не меньше трёх дней в неделю, дневная либо ночная смена на выбор. Когда я пришла на собеседование, поняла, что вакансия – вовсе не то, чем кажется.

Тогда я впервые узнала про вебкам. Мне быстро объяснили, что к чему. Если говорить простым языком, нужно за деньги общаться с клиентами в онлайн-видеочате. Мне дали понять, что меня никто ни к чему не будет принуждать. «Если для тебя раздевание – табу, не нужно это делать», – заверили меня. Словом, работа показалась мне безобидной.

К сожалению, я тогда не знала, что меня ждёт.

Внедрение

– Мой первый рабочий день был ознакомительным. Мне показали студию (рабочие дни проходили в Белгороде, в обыкновенной на первый взгляд модельной студии), затем отвели в простую комнатку, где посредине стоял один лишь диван. Посадили за стол с компьютером, на котором красовался главный атрибут всей этой игры – веб-камера. Помимо компьютера, на столе стоял переводчик для общения с иностранцами. Процедура внедрения прошла успешно: меня зарегистрировали на нескольких сайтах, после чего я начала свою смену.

«Твоё тело – твой холст». Белгородка рассказала, как работала вебкам-моделью, фото-1

От лайта до жести

Вебкам-модели используют для приватного общения несколько сайтов. Я была зарегистрирована на всех сразу. Их отличие друг от друга – в уровне откровенности моделей. Одним из самых жёстких сайтов был тот, где нельзя избежать раздевания, в противном случае ты не получишь денег. Сайт разделялся на вкусовые категории гостей, там не было никаких моральных ограничений, даже названия разделов читать стыдно. Были и другие сайты, где, напротив, оголение тела и использование развратных жестов каралось блокированием модели навсегда. Также были сайты, на которых существовали расценки за оголение какой-либо определённой части тела.

Чаще всего я пользовалась тем сайтом, который предполагает общение сначала в общем чате с гостями, а потом в индивидуальном: гость, которому ты понравилась, берёт тебя в приватный чат, где за каждую минуту разговора с его счёта капают деньги. Чем дольше ты сможешь быть интересной для клиента, тем больше денег заработаешь. Неважно, что ты делаешь, главное – время. Чтобы удержать приватников и получить больше денег, модели по желанию могли попросить предоставить им специальные костюмы, либо красивое бельё в счёт предполагаемой зарплаты.

Постоянные клиенты

– Первый мужчина, который мне попался, стал в будущем моим постоянным клиентом. Думаю, мне крупно повезло, ведь он не заставлял меня делать что-то, выходящее за рамки приличий. Наоборот, мужчина настаивал на том, чтобы я ни в коем случае не раздевалась, а иначе – покинет чат. Совсем не типичный посетитель, для такого сайта, не правда ли? Он утверждал, что ему нравится наблюдать за мной, общаться: я была ему симпатична. Он не скрывал своего лица: я видела его, он видел меня – так и проходили наши встречи в виртуальном мире приватного общения. Мне нравилось, что мы можем общаться на разные темы, только с этим мужчиной я чувствовала себя комфортно.

Что-нибудь новенькое

– Через некоторое время работы со стороны начальства начался прессинг. Иметь одного приватного клиента – мало. Каждый день я слышала одну и ту же фразу: «Аня, ты же понимаешь, что людям нужно показать что-нибудь новенькое, а ты сидишь и просто общаешься».

В студии я каждый день слушала от других моделей истории их достижений в плане приватного общения, знала, чем они занимаются, заходя в комнаты. Некоторые модели осуждали меня за то, что я занимаю чужое место. Они знали, что мой предел – открытое платье, в котором будет немного оголена грудь, в то время как они ходили по студии в откровенных нарядах, или же просто в белье. Для многих девочек из нашей студии раздеться – не проблема, а норма.

Виртуальные гости: кто они?

– Большинство клиентов – либо неудачники по жизни, либо семейные люди, которые ищут яркие эмоции на стороне. Такие не тратили своего времени на пустые разговоры, им нужно было только одно. Я пыталась задерживать в чате приватников как могла, обманывать, что если они возьмут меня в приват, то я покажу им желаемое, но долго удерживать не получалось – клиенты всё понимали и закрывали чат, выходили из него.

Были и психически нездоровые люди с извращёнными вкусами и фантазиями. Однажды меня попросили вызвать рвоту – было мерзко. Хорошо, что модели могут блокировать слишком извращённых пользователей. Одна девочка, работавшая со мной, выглядела как скромный, маленький ребёнок: носила закрытую одежду, ходила без косметики. К ней в чат постоянно заходили извращенцы, которым нравились невинные девочки.

Двойная жизнь

– Зачастую ты не видишь клиента. Сложно, когда не знаешь, кто сидит за экраном, что он там делает. Но постоянники нередко включали камеру, и я видела все их действия. Возраст у мужчин разный: кто-то годился мне в отцы. Сначала было неприятно, но со временем ко всему привыкаешь. Если и случались эмоциональные выбросы, то редко. Я сворачивала программу и выплескивала эмоции наедине с собой, успокаивалась: то сходишь умоешься, то чайку попьешь.

Я поняла, что девочкам, которые не готовы раздеваться, нечего делать в сфере веб-моделинга. К тому же ты ведёшь двойную жизнь, находишься в двух мирах. Страшно представлять, что твои приват-клиенты тоже ведут двойную жизнь. В повседневной жизни – семейные, имеющие престижные должности люди, а вечерами – совсем другие. Это давит морально, ты постоянно находишься в напряжении.

«Твоё тело – твой холст». Белгородка рассказала, как работала вебкам-моделью, фото-2

Щит конфиденциальности

– При устройстве на работу модель подписывает бумагу о неразглашении личных данных: не давать контакты, местоположение, никаких встреч с клиентами. Это нужно, чтобы обезопасить моделей.

Нам советовали специальное закрытое приложение для приватников. Для него мы снимали историю нашей повседневной жизни, от бытовых дел, как, к примеру, вынос мусора, до личных – купание в душе. Предполагалось, люди из России не могут там зарегистрироваться, это успокаивало. Но однажды выяснилось, что русские мужчины всё-таки могут войти как пользователи в общую онлайн-трансляцию поглазеть. Я убедилась в этом, когда зайти в онлайн-трансляцию удалось моему знакомому. У меня появилась боязнь, что меня будут узнавать на улицах. А мне совсем не хотелось сплетен или слухов. Кроме того, у меня на теле есть опознавательные знаки – татуировки, и меня легко по ним опознать.

Записи наших онлайн-трансляций в приват-чатах не было. Но полностью приватными они не были. На одной из смен я общалась с клиентом. И тут мне на компьютер пришло сообщение: «Аня, почему это мы сидим?» Я сразу поняла, что работодатель следит за мной и потребовала объяснений. Оказалось, это обычная процедура, проверка качества нашей работы. Было неприятно. Я-то ничего постыдного не делала, но всё равно противно.

Лишние уши и конспирация

– О моей необычной подработке я не рассказывала никому. На тот момент я жила с мужем, и даже он не знал. Говорила, что занимаюсь привлечением моделей к сотрудничеству в России. Я хранила молчание потому, что веб-моделинг часто связывают с проституцией, меня бы никто не понял.

Оставалась там, потому что верила, что будет хороший заработок, мне было интересно разбираться в мыслях людей, которые готовы платить деньги за виртуальное общение. К тому же я искала место, где можно убить время, мне не хотелось находиться дома.

Масла в огонь

– В последние дни моей работы руководство стало намекать, что веб-моделинг – не моё. Прессинг возрастал. Мне всё чаще повторяли: тебе нужно раздеваться, нужно показывать себя. Но последнее, что меня задело и добило – это конкретное предложение от администратора студии: «Мы застилаем всю стену плёнкой, даём краски, ты раздеваешься, садишься на пол, а там уже твоё тело – твой холст». Они принуждали меня к тому, чего я сделать не могла. Я поняла: пора уходить.

Эта работа в прошлом, и мне не стыдно. Не было ничего такого, за что стоило бы краснеть.

Записала Анастасия Борисенко

#белгородская область #работа #вебкам-модель #опыт
Объявления
live comments feed...