«Прошу прощения у мамы». Как исправляют несовершеннолетних в новооскольской колонии

Убийства, изнасилования, разбойные нападения — именно за такие преступления отбывают наказание 98 процентов девушек в новооскольской воспитательной колонии для несовершеннолетних.

Они милые, следят за своим внешним видом и довольно общительны. В стенах зоны девочки играют в театре, смотрят телевизор и занимаются рукоделием. Колонию в этом весьма санаторном учреждении выдают только стены с колючей проволокой и погоны на воспитателях.

Корреспондент Go31 Игорь Ермоленко пообщался с осуждёнными за тяжкие и особо тяжкие преступления и узнал, как они готовятся к своему освобождению.

Имена и фамилии осуждённых в материале изменены по просьбе руководства колонии

Табличка на входе в колонию. Фото Игоря Ермоленко
Табличка на входе в колонию. Фото Игоря Ермоленко

По-глупости

Наташе Смирновой вот-вот исполнится 19 лет, а это значит, что её переведут во взрослую колонию. Туда она не хочет и рассчитывает выйти по УДО — до окончания срока осталось всего 9 месяцев.

В Удмуртии 16-летняя Наташа жестоко избила женщину, за что именно — не рассказывает. Говорит, что «по глупости».

— Первое, что я сделаю — это обниму маму и попрошу у неё прощения, — говорит она.

Всего в учреждении содержатся 44 девушки из 23 регионов России, говорит заместитель начальника колонии Марина Кудлаева. Большинство из них прибыли сюда из других регионов, белгородок тут можно пересчитать по пальцам. Максимальные сроки — 10 лет, больше несовершеннолетним не дают по действующему законодательству.

Распорядок у них такой: утром подъём, зарядка, завтрак, затем развод на работу. Учатся девушки во второй половине дня, а после их ждут воспитательные и спортивные мероприятия. Предусмотрено и личное время.

Трудятся они в основном в собственном швейном цеху, за что осуждённым платят около 4 тысяч рублей в месяц. Есть и те, кто получает почти вдвое больше — за работу в хозяйственной части. Но попасть на такую довольно непросто, потому что на кухне есть ножи и другие опасные предметы.

Заработанные деньги можно как потратить (на территории колонии есть магазин и платный телефон), так и отложить до выхода из колонии. Например, недавно освободившаяся девочка накопила к моменту освобождения 80 тысяч рублей.

В целом же, отмечает замначальника воспитательной колонии, возможность получить профессию является важнейшим фактором для адаптации в обществе после освобождения: «учёба и работа позитивно сказываются на развитии личности, способствуют законопослушному поведению и позволяют продолжить образование, то есть найти своё место в жизни».

— Осужденные по прибытию в ВК зачисляются в профессиональное училище, которое имеет лицензию на право образовательной деятельности по специальностям: оператор швейного оборудования, вышивальщица, оператор ЭВМ, — добавляет она.

На конец учебного года в ВК обучались 45 человек. После окончания курса им выдаются свидетельства гособразца и присваиваются разряды.

Швейный цех. Фото belpressa.ru

Швейный цех. Фото belpressa.ru

Как в детском лагере

А вот с основной программой в воспитательной колонии есть свои особенности. Бывает, что 17-летняя девочка, попавшая в колонию, имеет всего 4 класса образования, а 14-летняя — 8. Поэтому все учатся вперемешку, сотрудники колонии собирают классы, исходя из уровня образования осуждённых.

Кабинеты для занятий ничем не отличаются от тех, что есть сейчас в современных городских школах. Удобные парты, свет слева, компьютеры. Правда, без доступа к интернету.

— Да, первое время без социальных сетей было как-то не по себе, — признаётся 18-летняя Вика, осуждённая за смертельное ДТП. — Но я ведь понимаю, куда попала. Хотя и ожидала худшего: здесь мы как в каком-то детском лагере. Нам воспитатели даже музыку приносят, какую мы попросим. Бывает, услышу что-то классное, наверняка потом захочу себе скачать, спрашиваю у девочек название песни. Такой Shazam в наших условиях.

Вику осудили в Карачаево-Черкессии, хотя сама она из Мариуполя. Девочка поступила на первый курс местного психфака, а села за то, что неудачно покаталась с другом на машине.

Она попросилась за руль и не справилась с управлением. В лобовом столкновении они с приятелем остались живы, а вот водитель и двое пассажиров другой машины погибли.

— Родные меня не осуждали, отнеслись с пониманием. Я каждый раз в разговоре с мамой прошу прощения и буду просить, когда выйду, — рассуждает Вика.

Вика слева. Фото Игоря Ермоленко

Вика (слева) на занятиях в школе по подготовке к освобождению. Фото Игоря Ермоленко

Девушка не похожа на уголовницу. Она из благополучной семьи, хорошо закончила 11 классов, а после освобождения надеется вернуться к учёбе. У Вики длинные и густые тёмные волосы, как у русалки. Она красивая и слегка полновата, как и все остальные девочки. Питание здесь пятиразовое, в день по нормативам осуждённые потребляют больше 4 тысяч калорий.

Как правило, в колонию преступницы приезжают худыми и изнемождёнными. Чаще всего они из неблагополучных семей. В учреждении их стараются откормить и привести в здоровый вид. Балуют и сладким, и мучным. Поэтому все быстро набирают вес.

— Здесь я чувствую заботу, ощутила её сразу как попала. Потому что когда ехала по этапу - всякого повидала. Холодно, стены продувает, везде мыши и крысы, — вспоминает свой путь Наташа.

По словам замначальника колонии, найти подход к осуждённым бывает довольно непросто, особенно учитывая их подростковый возраст. По приезду в колонию слёзы у девочек льются рекой, несмотря на все условия, они находятся за колючей проволокой.

Вернуть настрой к нормальной жизни и перевоспитанию помогают психологи и социальные педагоги. Они проводят диагностику, занимаются с девочками, дают советы и занимаются их просвещением. Марина Кудлаева отмечает, что здесь осуждённые «осваивают социальные навыки, обучаются логическому и критическому мышлению для преодоления жизненных проблем».

Бывают между девочками и конфликты, но до драк стараются не доводить. За нарушение правил внутреннего распорядка можно получить взыскание и попасть в дисциплинарный изолятор. Кровать там пристёгнута к стене, лежать днём нельзя, матрас приносят только к отбою, а отдыхать можно только сидя на стуле.

Этого никому не хочется, поэтому попадают сюда нечасто. Марина Кудлаева говорит, что сейчас изолятор пуст. В целом же здесь очень необычная система отбывания наказания. Есть четыре вида условий, в которых живут осуждённые — от строгих до льготных. Чем лучше себя ведёшь — тем комфортнее условия содержания.

Колючая проволока во дворе колонии. Фото Игоря Ермоленко

Колючая проволока во дворе колонии. Фото Игоря Ермоленко

Две фотографии

17-летняя жительница Старого Оскола Оксана Сёмина год назад получила пять лет лишения свободы за покушение на убийство собственной матери. Об этом громком преступлении писали все местные СМИ.

Девочка встречалась с парнем старше себя, её выбор не нравился матери. Во время очередной ссоры женщина пригрозила написать заявление в полицию и намеревалась привлечь его к уголовной ответственности по 134 статье. Это стало для Оксаны поводом организовать убийство своей матери.

Вместе с другом ночью они вошли в квартиру, парализовали маму электрошокером, а затем ударили несколько раз ножом в голову и шею. Будучи уверенными, что женщина скончалась, они скрылись.

Однако мама только притворилась обездвиженной. Когда влюблённые покинули квартиру со словами «дело сделано», она смогла позвать соседей, а те вызвали скорую. В итоге ребят поймали, парню дали 6 лет колонии строгого режима, а девочке — 5 лет в Новом Осколе.

Замначальника колонии Марина Кудлаева рассказывает об истории учреждения. Фото Игоря Ермоленко
Замначальника колонии Марина Кудлаева рассказывает об истории учреждения. Фото Игоря Ермоленко

По словам Марины Кудлаевой, главная задача колонии — перевоспитать юных преступниц. Нашёлся подход и к Оксане — ей предложили написать письмо маме.

Ответ не заставил себя ждать — в обратном письме мама прислала две фотографии. На одной они стоят вместе с дочкой, на другой лежит окровавленная мать. Этот снимок сделали на месте преступления.

— Мы все были в шоке, — признаётся замначальника колонии. — Естественно, были рядом с девочкой, читали письма вместе и обсуждали их с ней. Поддерживали в этой непростой жизненной ситуации.

Одно из следующих писем Оксана начала с извинений. Она попросила у мамы прощения за то, что сделала, а та написала, что прощает её. В скором времени девочка позвонила маме, а затем им разрешили краткосрочное свидание.

Воспитатели были на верном пути к примирению дочери с матерью, пока не вмешался отец. Семья была в разводе, и папа всегда настраивал дочь против своей бывшей супруги. Даже после приговора он уверяет дочь, что в преступлении виновата только мать.

Место без политики

Проводя экскурсию по колонии Марина Кудлаева показывает библиотеку. Четверть полок занимает религиозная литература, предоставленная настоятелем храма при учреждении. Напротив стоят полки со стихами и художественными произведениями, а при входе можно найти свежую прессу, в основном модные журналы.

Полки с релизиозной литературой в библиотеке. Фото Игоря Ермоленко

Полки с религиозной литературой. Фото Игоря Ермоленко

— Это ведь девочки, они модницы, им хочется следить за тенденциями и самим выглядеть хорошо, — считает руководитель. — У девчат есть косметика, вот даже сегодня они навели марафет к вашему приезду.

Единственная общественно-политическая литература в библиотеке — это стопка экземпляров «Российской газеты», которую читают скорее сотрудники. Кудлаева говорит, что девочки не особо увлекаются политикой.

Впрочем, на деле это оказалось не так. Вика из Мариуполя спокойно относится к Путину и российской власти, но уверенно заявляет, что сама она патриот Украины. «Хочу, чтобы поскорее закончилась война на Донбассе, это большое потрясение для нашей страны», — уверяет Вика. Её семью тоже чуть не застала война, когда войска сепаратистов выдвинулись в сторону Мариуполя.

Наташа же говорит, что она патриотка России и даже не представляет нашу страну без Путина: «Иногда берёт злость, когда кто-то по телевизору выступает против нас».

Подготовка к освобождению

С Викой и Наташей мы общаемся в кабинете, где только что завершился открытый урок на тему «Все профессии нужны, все профессии важны». На него собрались только те осуждённые, которым до освобождения осталось меньше полугода. Подобные занятия проводятся для социализации девушек и интеграции их в общество раз в неделю во внеурочное и нерабочее время в рамках «Школы подготовки осуждённых к освобождению».

Программа школы даёт девушкам правовые и организационные знания. Например, как выдаются паспорта, что нужно для поступления на учёбу и каков порядок погашения и снятия судимости. Занятия проводятся с сотрудниками местного центра занятости и представителями полиции.

Сегодня социальный педагог проводит урок по заготовленному сценарию. Начинает с рассказа про ремесло первобытных людей, у некоторый девочек в руках подсказки с правильными ответами на вопросы. Когда-то в моей школе мы с учителями устраивали что-то подобное для проверяющих из управления образования, а здесь подготовились к приезду журналиста.

Ничего необычного, но только педагог у девочек с погонами старшего лейтенанта, а сами ученицы сидят в одинаковых синих платьях, не похожих на школьную форму. На груди вместо брошек у них бейджики с именем, фамилией и номером отряда.

От небольшой сценки про поиск работы класс переходит к блиц игре. Учитель называет профессию, а девочки должны вспомнить её женский аналог.

Повар-повариха, медсестра-медбрат, стюард-стюардесса. Очередь доходит до Симоны — цыганки по национальности, которая плохо говорит по-русски.

— Как будет называться женщина-водолаз?

— Пловчица, — отвечает Симона и заставляет окружающих посмеяться над собой. Смеётся и она.

Осуждённые на уроке по подготовке к выходу из колонии. Фото Игоря Ермоленко

Осуждённые на занятии. Фото Игоря Ермоленко

Затем педагог предложила девочкам порассуждать, где лучше учиться: в колледже или престижном вузе. Одна из осуждённых на полном серьёзе ответила, что ссуз лучше, так как он даст востребованную рабочую профессию, а «экономисты и юристы никому не нужны».

— Но ведь на то он и престижный вуз, что там дают более качественное образование квалифицированные преподаватели, — возразила другая осуждённая.

— Значит, ты будешь у нас учиться в престижном вузе? — спрашивает педагог.

— Да, — отвечает та и взрывает аудиторию громким смехом.

Заканчивается урок прибытием в класс представителя местного центра занятости. «Мы всех ждём», — заверяет его сотрудница.

На воле

По словам Марины Кудлаевой, многие из девочек после освобождения находят в социальных сетях сотрудниц колонии и добавляют их в друзья, иногда происходит наоборот. «Мы общаемся, они присылают нам свои фотографии», — рассказывает замначальника колонии.

Больше всего сотрудницы колонии радуются, когда их заключённые выходят замуж. Красивые фотографии в платьях дают понять, что девушки нашли своё место в обществе.

Совсем скоро из колонии выйдет Вика, которая намерена продолжить учёбу. Наташа из Удмуртии в вуз не поступала, но теперь хочет остаться в Белгороде и пойти в БелГУ на стоматолога. У цыганки Симоны планы скромнее: она собирается работать уборщицей.

Как сложится жизнь после освобождения у Оксаны, неизвестно. До конца срока ещё 4 года. За это время в колонии надеются наладить их отношения с мамой и не дать отцу настроить их друг против друга.

новооскольская колония несовершеннолетние репортаж Белгород
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии