Белгородский паралимпиец Андрей Кожемякин: Мы терпим недуги и просто пашем

Российские спортсмены с ограниченными возможностями рискуют пропустить главные старты четырёхлетия. Не успел разрешиться скандал с олимпийской сборной страны, как разгорелся другой: 7 августа Международный паралимпийский комитет отстранил сборную от участия в Паралимпиаде, которая пройдёт в Рио 7-18 сентября. У России есть 20 дней, чтобы обжаловать решение в Спортивном арбитражном суде (CAS) в Лозанне. В числе тех, кого отстранили от Паралимпиады, оказался и белгородский стрелок Андрей Кожемякин.

— Андрей, по вашему мнению, почему паралимпийскую сборную России отстранили? Действительно, из-за допинга?

— Ответ простой: раз не удалось сделать плохо олимпийской сборной, решили отыграться на паралимпийцах, это самое простое. Что касается допинга, то я с этим не знаком, в нашем виде спорта «залётов» не было. То, что произошло, шок для нас. Если бы действительно были виновные, названы конкретные фамилии, но ведь ничего, никаких аргументов. Мы находимся в полном недоумении. Допустили олимпийскую сборную и допустили тех спортсменов, которые были под вопросом, и все думали, что мы пойдём за ними следом паровозиком, потому что у нас всё прозрачно и чисто. Мы были уверены, что поедем, и получили нож в спину.

— В паралимпийском спорте бывают допинговые скандалы?

— Мировая практика показывает, что допинговые скандалы есть и в паралимпийском спорте, были даже дисквалификации, но не в сборной команде России. Это чисто политическое дело, которое шито белыми нитками. Ничего не доказано, нет фактов. Конкретных фамилий названо не было, потому что их нет.

— Президент МПК сообщил, что ведомство собирается перепроверить все пробы российских спортсменов с Паралимпиады-2014 в Сочи.

— Я отвечаю за свой вид спорта. В Сочи проходила зимняя Паралимпиада, я выступаю на летней. Как они готовились, я не знаю. Но повторюсь, чётко сформулированной причины отстранения команды не прозвучало. Президент МПК Филип Крэйвен сидел в Сочи рядом с Путиным и восторгался результатами российских паралимпийцев, а теперь говорит о допинге.

— Все выражают недовольство западным организациям, и никто не возмущается действиями российских чиновников. Допинговая система России контролируется государством, и оно должно взять на себя всю ответственность. Министерство спорта должно отвечать за спортсменов?

— Министерство спорта не должно контролировать спортсменов. Для этого есть Российская антидопинговая компания (РУСАДА). Опять же я скажу за себя, допинг-пробы всегда берутся на сборах. Перед выездом на международные соревнования вся команда сдаёт пробы. В России ведётся антидопинговая программа, и те спортсмены, которые попались, были дисквалифицированы на четыре года. За повторное нарушение идёт пожизненная дисквалификация. Мы спортсмены-паралимпийцы по ряду причин со здоровьем должны принимать определённые препараты, но мы не рискуем их употреблять. Мы терпим какие-то недуги и просто пашем.

Белгородский паралимпиец Андрей Кожемякин: Мы терпим недуги и просто пашем, фото-1

Андрей Кожемякин, диспетчер службы пожаротушения, фото регионального управления МЧС

— Бывало так, что тренеры или врачи заставляли употреблять какие-то лекарства, не объясняя, что это за препараты, для чего они?

— Это прошлый век, сейчас так никто не работает. Мы на сборах получаем витамины, и на упаковках написано «протестировано антидопинговым агентством». Все упаковки запечатаны. Мы полностью полагаемся на наше руководство и наших тренеров. Незнакомые препараты мы даже в руки не берём. Сейчас в правилах прописано, что если к тебе в номер заходит антидопинговый инспектор и видит, что у тебя, допустим, лежат на тумбочке запрещённые препараты, тебя вправе дисквалифицировать. Очень жёсткая система и рисковать мы не может, это не имеет смысла. В нашем виде спорта допинг не актуален.

— Возможны ли, по вашему мнению, подмены допинг-проб?

— Теоритически, наверное, это возможно, но я не верю. Я склонен верить фактам. Нам говорят, что есть какие-то списки, но при этом нет доказательств. Пока их нет, я и думать об этом не хочу. Но если такое подтвердится, то пусть те спортсмены понесут наказание. Это не должно касаться «чистых» атлетов. Надо наказывать виновных. Остальных оставьте в покое.

— Что вы думаете о скандале с мельдонием?

— Это препарат помогает восстановить работу сердечной мышцы, энергетические резервы. Все прекрасно знали, что это не запрещённый препарат, а тут такой «ход». Все в России употребляли мельдоний, этого не скрывали, но это и не было допингом, а потом его внезапно занесли в список запрещённых. Сегодня все спортсмены мира принимают препараты таких свойств, но только аналоги.

— Летняя Паралимпиада-2012 в Лондоне стала лучшей в истории нашей страны. Тогда спортсмены заняли второе место, обойдя британцев и американцев. Сегодня наша сборная едва ли не самая сильная команда в мире. Лишатся серьёзного конкурента?

— Мы сильнейшие, и все думают, что за счёт допинга, поэтому к нам такое пристальное внимание. Но они нам уже проиграли без борьбы. При первом же удобном случае, при первом допуске, мы же приедем и разорвём их.

— Как проходила ваша подготовка?

— Если говорить о подготовке, то надо копать глубже. На самом деле подготовка любого спортсмена-инвалида начинается задолго до его участия в соревнованиях. Я человек в коляске и, так или иначе, испытываю трудности. Сначала надо дома встать, привести себя в порядок, собраться, и в моём случае это всё делается на руках. Надо спуститься, сесть в машину, найти человека, который погрузит коляску. Потом доехать до тира, спуститься, переодеться и лишь потом начать тренировку. Это всё очень энергозатратно, и к этому надо прийти. Нужно быть подготовленным морально и понимать, что ты будешь жить в таком режиме много лет. У меня в неделю 12 тренировок. Я занимаюсь в тире каждый день, плюс три раза в неделю посещаю тренажёрный зал и бассейн. У меня расписан весь день. К тому же я работаю. Я уезжаю из дома в семь утра и возвращаюсь в 8-9 вечера.

Что касается самих Игр, то мне нужно было пройти сеть отборочных соревнований. Первое что надо было сделать, это попасть в сборную команды страны. Я стал чемпионом России и потом поехал на Кубок мира в США, где разыгрывалась паралимпийская квота, и я эту квоту взял. Квоты не личные, они принадлежат сборной, и на соревнования может поехать любой другой человек, который будет сильнее. В июне в Орле проходил чемпионат России, где надо было стать чемпионом и выполнить паралимпийский норматив – показать результат, который позволит попасть в финал на Играх. Система отбора жёсткая, и я всё выполнил. Потом мы уехали в Германию на сборы.

Белгородский паралимпиец Андрей Кожемякин: Мы терпим недуги и просто пашем, фото-2

Андрей Кожемякин с тренерами Светланой и Сергеем Кривцовыми, и коллегой по сборной Татьяной Рябченко из Белгорода 

— Несмотря на тревожные новости, вы продолжаете готовиться к главным соревнованиям в своей спортивной карьере?

— Да, мы продолжаем готовиться. В середине августа в Испании пройдут последние сборы. Будем следить за ситуацией оттуда, ждать вердикта.

— Вы сдавали допинг пробы?

— Да. Всё чисто.

— Как отреагировали ваши друзья и знакомые на такую новость? Общаетесь со спортсменами из других стран?

— Звонят каждый день, телефон не замолкает. Слова поддержки звучат, и она нам нужна как никогда. Последствия дисквалификации могут быть самые серьёзные. Нас отстранили не только от Паралимпиады, нас отстранили вообще от участия во всех международных соревнованиях. Мы стали невыездными. Сейчас надо срочно включать в работу юристов. Пусть каждого отдельно просматривают, нам бояться нечего. Я это заявляю с полной уверенностью. У меня много друзей международников: сербы, украинцы, турки, хорваты, немцы, американцы, англичане – они все нас поддерживают, пишут, что без нас олимпиада не олимпиада, и им не нужна такая бесконкурентная борьба. Это не интересно, это уже не спорт. Они всё прекрасно понимают, это не что иное, как политическое давление. Ведущие американские атлеты пишут: «дайте нам русских, нам нужна конкуренция». У нас в паралимпийском спорте все друзья. Даже после конфликта с Украиной мы дружим с ребятами. Мы не касаемся политических вопросов, у нас много других тем для общения.

— «Чистые» спортсмены оказались заложниками ситуации и понесут наказание?

— Мы сейчас поплатимся за то, что мы становимся сильнее, что есть результаты. Начали развивать те виды спорта, о которых мы и не знали. Взять следж-хоккей, ребята выстрелили и взяли серебро. Я лично знаком с ними. Нам что, становиться слабее, уходить в 90-е годы, и мы тогда станем хорошими? А вы скажите паралимпийцу за границей, что у Андрея Кожемякина 12 тренировок в неделю, он же не поверит. Сейчас никто не хочет верить в труд, в настойчивость, в отказ от каких-то привычных вещей. Они идут по более простому пути, чем мы. Им создают условия, а у нас есть преграды, но русскому человеку чем тяжелее, тем лучше.

— Если случится так, что допуск спортсмены получат накануне открытия Паралимпийских игр, поедете?

— Даже если всё решится в день выхода на огневой рубеж, то полетим всё равно. Сорвёмся в любой день, в любую секунду.

— Если предложат выйти на старт под флагом паралимпийского комитета, согласитесь?

— Ни один спортсмен этого не сделает, я гарантирую. Я долго шёл к этой олимпиаде, но от флага своей страны я не откажусь. Я патриот, мне комфортно жить в России, у меня здесь всё. Я всегда высказывал своё мнение, очень часто оно шло вразрез с мнением представителей федерации и бывало, что я платил за это очень дорого, но, тем не менее, я спортсмен сборной команды России и до конца буду отстаивать свою страну.

— В соцсетях тема с паралимпийцами горячо обсуждаема, и многие предложили в знак протеста олимпийской сборной покинуть Игры.

— Зачем бойкотировать спортивную борьбу между спортсменами? Нельзя, это спорт. Это наша жизнь и большая работа. Бойкот это чисто политический шаг, а спорт должен быть вне политики. Мы спортсмены, мы вне политики и не хотим лезть в это грязное дело.

— Закончатся игры, какие действия должны произойти, что должно поменяться? Как изменить систему, что ужесточить, поменять?

— Сначала нужно пробиться, добиться участия, а потом уже делать выводы. Я даже не знаю, что надо менять в данный момент. Понятно, что в России надо много чего сделать, чтобы стало лучше, но это не только спорт. Людям самим надо изменить мнение об инвалидах. Ведь очень многие сидят, смотрят по телевизору Паралимпийские игры и кричат: Россия, давай! Ребята, вы молодцы! И тут же на парковке они поставят машину на место для инвалидов. Всё. Не надо нас контролировать, мы прекрасно работаем. У нас нет допинговых скандалов. На зимние Паралимпийские игры россияне ездят с 1992 года, на летние — с 1996-го, и мы побеждали. Работа как велась, так она и ведётся. Не было допинговых кандалов, что нам менять?

— Если всё же так случится, что чиновники не смогут добиться участия паралимпийской сборной, что тогда?

— Мы сделанные жизнью по-другому. Мы привыкли держать удар, делать свои выводы и идти тренироваться дальше. Нет, мы не обижены, нас просто разозлили. Просто готовились и куда теперь себя реализовать? Ничего, переживем. Если не поедем, сделаем перерыв и будем готовиться к следующему сезону. Руки никто не сложит, сто процентов. Это я за всех паралимпийцев говорю. Но думаю, что нам просто потреплют нервишки. Но этим они себе сделают хуже — русские разнесут там всё со своей спортивной злостью. Они разбудили медведя и сделали это зря.

Белгород спорт Паралимпиада Кожемякин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии