«Всего один законопроект может вернуть абонентов в каменный век». Белгородские компании — о «пакете Яровой»

Государственная Дума Российской Федерации в июне приняла антитеррористический пакет поправок в уголовный кодекс, разработанный Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. В числе прочего, он обязывает операторов сотовой связи и провайдеров в течение полугода хранить все данные, которыми обмениваются россияне. Несмотря на критику со стороны профессиональной отрасли, вслед за Госдумой Совет Федерации также одобрил «пакет Яровой», подписал его и президент Владимир Путин.

Операторы мобильной связи заявили о подорожании услуг после начала работы закона, который предполагает закупку дорогого оборудования. Поднятие цен коснётся и почтовой отрасли: частные и государственные компании должны закупить оборудование для сканирования посылок. Представители различных отраслей, которых коснётся новый закон, 9 августа в Москве вышли на митинг против поправок, а петиция за их отмену на сайте Российской общественной инициативы в считанные дни соберёт 100 тысяч подписей.

Корреспондент Go31.ru задал вопросы представителям нескольких компаний, которых коснётся «пакет Яровой». Они рассказали, чем грозят поправки, как к ним относятся и что можно сделать для их видоизменения.

Дмитрий Романенко, генеральный директор оператора связи «Региональные ТелеСистемы» 

— Как вы относитесь к пакету Яровой? Ударит ли он по вашей компании (и другим), и будет ли эффективен в борьбе с заявленными целями с технической точки зрения? 

— Антитеррористический «пакет Яровой» затрагивает интересы как граждан страны, так и представителей отрасли связи. Терроризм — это угроза безопасности общества, и я приветствую меры, которые позволят обеспечить моё спокойствие, спокойствие моей семьи и близких в нашей стране. 

Однако пакет новых законов обязывает операторов связи хранить метаданные пользователей до трёх лет и трафик до шести месяцев. Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявляет, что закон «только даёт право» правительству России в течение двух лет определиться — что нужно хранить, а что нет. Эта неопределённость сильно смущает, так как усложняет инвестиционное планирование на среднесрочную перспективу. 

Если инфраструктура для записи разговоров, электронных сообщений и прочих данных будет оплачиваться исключительно операторами связи на каждом уровне агрегации трафика (офисный центр, жилой дом, узлы в городе, точки стыка с вышестоящими провайдерами, межсетевые стыки операторов), то это расходы, которые могут существенно повлиять на стоимость услуг для конечных абонентов. 

Возможность «поднять историю» звонков, сообщений, переданных и полученных файлов, посещённых ресурсов в сетях передачи данных — безусловно повышает эффективность следственных мероприятий. Но накопленные и охраняемые персональные данные имеют ценность не только для противодействия терроризму. Я бы предпочёл, чтобы функция хранения данных была передана госструктурам, так как вопрос информационной безопасности с риском утечки данных на «чёрный рынок» чрезмерно высок, а конституционная ответственность за хранение и правовое использование персональных данных должна находиться на регуляторе, а не в частных руках. 

— У спецслужб уже есть СОРМ, зачем им этот новый закон? 

— СОРМ позволяет поставить на контроль и осуществлять проведение оперативно-розыскных мероприятий в режиме реального времени. Собранные операторами персональные данные в рамках «пакета Яровой» позволят поднять историю прошедшего периода, чтобы сложить общую картину о пользователе и его действиях, связанных с коммуникациями по средствам сетей передачи данных. 

Возможность «поднять историю» — это более эффективный этап следственных мероприятий в сравнении с анализом данных, когда потенциальная угроза находится на своём пике. 

«Всего один законопроект может вернуть абонентов в каменный век». Белгородские компании — о «пакете Яровой», фото-1

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

— Подписывали ли вы петицию на РОИ? 

— Петицию об отмене «закона Яровой», опубликованной на сайте Российской общественной инициативы, я не подписывал, так как не разделяю популистских формулировок её текста. Операторы связи на текущий момент заняли выжидательную позицию с очень осторожными и тем не менее конкретными комментариями и предложениями. В принятых поправках отсутствует множество регламентирующей и технической информации, которую нам ещё предстоит «получить». Я рассчитываю на здравый смысл регулятора и законодателя. 

— Как считаете, интернет-отрасль и операторы сотовой связи должны бороться с пакетом легальными способами (петиции, митинги, свои предложения)? 

Представители телекоммуникационного рынка не должны бороться с законодательной инициативой. Каждый в частности и все вместе мы имеем право и должны вносить свои предложения, позволяющие государству вести эффективную борьбу против терроризма. 

К слову замечу, что антитеррористический «пакет Яровой» — это хороший стимул для роста бизнеса и развития ИТ-рынка, так как это мощные заказы для системных интеграторов и игроков рынка коммерческих центров обработки данных. Поэтому у этого закона будут не только противники. 

— Как относитесь к идее Общества защиты интернета создать «Народный провайдер» и пободаться с ФСБ за право покупки СОРМ?

(Прим. ред.: Согласно законодательству, оборудование для оперативно-розыскных мероприятий СОРМ для операторов связи и провайдеров должно закупать государство. Вопреки этому компании тратят собственные деньги на покупку оборудования. ОЗИ собирается через суд добиться покупки СОРМ государством).

— Это интересная для наблюдения форма протеста, которую я бы сравнил с «итальянской забастовкой». Я слежу за развитием проекта Общества защиты интернета и мне симпатична их правовая позиция. Подобные инициативы являются дополнительным стимулом развития законодательства в отрасли связи.

Геннадий Рыжков, директор белгородского филиала Tele2

— Мы не исключаем, что в результате дополнительных расходов, которые понесут операторы в связи с подписанием антитеррористического пакета законов, разработанного депутатом Ириной Яровой, цены на сотовую связь для всех абонентов, в том числе и для жителей Белгородской области, могут увеличиться как минимум в 2-3 раза. 

Напомню, что до 2019 года мы собираемся инвестировать в развитие телекоммуникационной инфраструктуры Белгородской области 1 млрд рублей. Инвестиционная программа предполагает развитие и расширение зоны действия сети на территории региона – обеспечение жителей качественной голосовой связью и высокоскоростным мобильным интернетом. 

Однако новые расходы в десятки раз превысят объем масштабной инвестиционной программы по строительству и расширению сетей, которую ведет Tele2, и приведут к замедлению развития инфраструктуры. 
Мы будем использовать все возможности для диалога с правительством по этому закону.

Ольга Игошкина, директор по связям с общественностью Кавказского филиала ПАО «МегаФон»

— Как компания относится к пакету Яровой? Ударит ли он по вам и вашим коллегам, и будет ли эффективен в борьбе с заявленными целями с технической точки зрения (на ваш взгляд)?

— Реализация «антитеррористического пакета поправок Яровой» потребует колоссальных затрат, в том числе на закупку оборудования, которое обеспечит хранение информации. Это повлечет за собой повышение стоимости услуг связи для абонентов, повысит риски утечки личной информации, приведет к стагнации бизнеса и отрасли связи.

По подсчетам Экспертного совета при правительстве совокупные затраты только 4х операторов на реализацию норм закона составят более 2,2 триллионов рублей. Подобные непомерные и неэффективные обременения бизнеса катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций. Операторы и представители ИТ могут перестать инвестировать, что грозит отрасли отставанием от остального мира. Реализация норм законопроекта будет стоить для операторов связи несколько триллионов рублей. Естественно, что подобные непомерные и неэффективные обременения бизнеса катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций.

В случае реализации инициативы стоимость хранения информации в несколько раз превысит стоимость инвестиций и расходов на поддержание сети связи в работоспособном состоянии. Поэтому себестоимость услуг связи повысится в разы, что естественным образом повлечет за собой и рост стоимости самих услуг.

Малозащищённые слои граждан могут остаться без возможности позвонить, выйти в интернет и т.д. Всего один законопроект может вернуть абонентов практически «в каменный век», когда связь была не так доступна, а затраты «били по карману».

— Вносила ли компания предложения по изменению этого закона?

— Проблема «пакета Яровой» состоит именно в том, что изначально для принятия корректных решений не хватало обсуждения на профессиональных площадках с отраслевыми экспертами.

GR МегаФона вел активную работу и многократно представлял позицию компании. Мы также выступили инициаторами направления совместных писем операторами связи с позицией бизнеса в Государственную Думу, Совет Федерации, Правительство. Участвовали в совещаниях с разработчиками законопроекта, И.А. Яровой и В.А. Озеровым, а также при обсуждениях последствий его принятия в Государственной Думе, Совете Федерации, Экспертном совете при Правительстве и в Министерстве связи. К сожалению, Государственная Дума и Совет Федерации не прислушались к ним. Однако Президент учел позицию участников отрасли и в итоге подписал ряд поручений правительству с целью минимизации возможных негативных последствий и рисков для бизнеса. Не исключено, что требования, сроки и объемы хранения в итоге будут существенно снижены исходя из экономических и технических возможностей отрасли.

Мы крупная компания и не можем себе позволить не соблюдать закон. Но мы будем работать с Правительством, чтобы с помощью подзаконных актов минимизировать ущерб.

«Всего один законопроект может вернуть абонентов в каменный век». Белгородские компании — о «пакете Яровой», фото-2

Пикет против «пакета Яровой» в Белгороде. Архив Go31.ru

— Как вы считаете, есть ли вариант, что его отменят или хотя бы изменят (в стране проходят митинги, на РОИ петиция за отмену уже практически набрала 100 тысяч подписей)?

— Мы поддерживаем идею создания петиции на портале РОИ. Сейчас некоторые политические силы пытаются использовать ситуацию в своих интересах. Мы были бы рады, если бы этот вопрос не присутствовал в повестке работы политических партий и не допускались политические манипуляции.

Законопроект вступает в силу с 01 июля 2018 года. Мы надеемся, что за два года в закон будут внесены изменения, это время будет использовано для конструктивного диалога между представителями отрасли и законодателями. 

— Возможен ли вариант, при котором пользователи не заметят на своём кармане поправки (или они хотя бы не приведут к значительному подорожанию связи)?

Мы считаем правильным решением передать государству функционал по сбору, хранению и контролю трафика:

    • экономия средств;

    • повышение эффективности и безопасности: вся деятельность сконцентрирована в рамках одного органа с использованием единой технологии и контролируется не разрозненными частными компаниями.

Операторы могли бы частично профинансировать создание дата-центра для хранения данных: «МегаФон» уже выступал с предложением о создании нового дополнительного сбора с операторов связи в объеме 1% от выручки. У нас уже существует фонд универсальных услуг, в который мы отчисляем 1,2% выручки. Мы предлагали сделать дополнительный налог, чтобы государство из этих денег самостоятельно создавало центры обработки и хранения необходимых им данных. Это не наша задача, несвойственная нам функция.

Евгений Зубковский, генеральный директор ООО «Белгородская курьерская служба», уполномоченный представитель Major Express и FedEx в Белгородской области

— Если закон в общем оценивать, то я считаю, что такой закон нужен. Контроль за отправлениями должен осуществляться. Вопрос в другом: не нужно думать, что без него деятельность бесконтрольна. Например, требования воздушного транспорта после тех или иных терактов достаточно жёсткие. Даже до появления этого законопроекта мы уже достаточно давно просматривали содержимое посылок, скажем так, в открытом виде. Единицы посылок могут так проскочить. Досмотр есть.

Они предлагают установку радиологического оборудования для досмотра. Я бы со своей стороны наоборот был бы рад, если бы такое оборудование можно было поставить. Сейчас есть масса препятствий, это невозможно. С учётом того, что там радиация, требуется много согласований. Если государство хочет поспособствовать этому, то почему бы и нет. Оно упросит работу нам и нашим клиентам.

Другой момент, то, что многие связывают пакет с удорожанием услуг. Я так скажу: любой бизнес требует инвестиций, чтобы двигаться вперёд согласно веяниям времени. Мы устанавливаем новое программное обеспечение, вводим новые маршруты. И кто-то сможет позволить себе это оборудование, а вот те, кто занимаются не совсем законной деятельностью, им придётся отсеяться. У некоторых подорожают услуги, у некоторых нет. Мы к этим инвестициям готовы и считаем, что они пойдут на пользу всем.

По поводу стоимости оборудования: оно недешёвое, действительно. Но мы помним с вами и те времена, кода и мобильные телефоны были дорогими. Со временем эта проблема исчезнет.

Хочу привести пример: есть баллон из-под гелия, который нужно отправить например в Новосибирск. Если вентиль открыт, его можно без проблем провозить. А если он пуст и закручен, но есть остатки гелия, то нас оштрафуют на пятнадцать тысяч рублей. Если будет за месяц пять таких опасных перевозок, мы лишаемся лицензии. Повторюсь, здесь нет ничего криминального. И уже встаёт вопрос о том оборудовании, которое предусматривает «пакет Яровой». Но я не могу его поставить: там много радиоактивных веществ, и требуется такое количество заключений, что его установить нереально. Мы надеемся, что процесс будет упрощён. 

Пакет Яровой компании Белгород комментарии
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии