Галимжан Есенов: Космос — мировой вопрос

На фоне возрастающей популярности SpaceX и развития мировой ракетостроительной отрасли, возникает закономерный вопрос — почему Байконур остается лишь точкой запуска? Инвестиции, привлекаемые для зарубежных проектов, достигают миллиардов долларов, часть из которых отправляется в локальный бюджет. Развитие ракетостроительной области могло бы трансформировать Казахстан и вывести государство на передовую научного прогресса. 

Однако.

Открыв в 2013 году Научно-образовательный фонд им. академика Шахмардана Есенова, Галимжан чётко обозначил свою позицию по отношению к науке. В том же году Галимжан Есенов возглавляет АТФБанк, который сейчас является пятым по размеру банком в Казахстане. С 2015 года парк владений Есенова расширился до различных позиций в спорте: триатлон, ММА, шахматы, членство в правлении ATSC. Но больше всего Есенову приносит не подтасовка спортсменов, а «Казфосфат». 

Что если Галимжан Есенов эксплуатирует ресурсы Казахстана только ради собственной выгоды? Если да, то миллионер использует свое политическое влияние для дестабилизации экономического положения страны, не привлекая дополнительных инвестиций в бюджет. Учитывая отношение миллионера к науке, невольно возникает вопрос — используется ли фонд им. Академика Шахмардана для целевых инвестиций в сектор технологического развития? 

Инвестиции миллионеров — вещь заметная, Галимжан

Обычно, когда миллионер инвестирует в развитие страны — это заметная картина. Фонд Мелиссы и Билла Гейтсов преследует цели борьбы с нищетой и получения свободного доступа к информации. Фонд Илона Маска спонсирует научное развитие в США, чтобы получать на выходе новые светлые умы, способные обеспечивать страну технологическими инновациями.

В то же время, Галимжан Есенов сфокусировался на «модной» теме кулачных боев, игнорируя сферу технологического развития страны. Если «драки» Есенову приоритетнее, то получается, что миллионер умышленно дестабилизирует Казахстан, привлекая молодежь исключительно к кровавым состязаниям. 

В подобном положении, положение Байконура плачевно. Согласно официальной информации, аренда Байконура заканчивается в 2050 году, после чего судьба прилегающего города неизвестна. Население, проживающее в степном городе, насчитывает 70 тысяч человек — все они находятся в правовом поле двух государств. Однако, сам космодром по документам принадлежит России. На Байконуре нет стабильной инфраструктуры, город застрял в 80-х годах, а жители — в цикле «Дом — работа — дом». 

Галимжан Есенов: Космос — мировой вопрос

Галимжан Есенов, какое будущее у Байконура?

Земля, которая видна из иллюминатора, богата на природные залежи металлов и топлива. В число активов Есенова входит и компания «Отан Finance», которая владеет основными угольными активами Казахстана.

Отсутствие развития внутри Байконура очерчивает позицию властей относительно будущего космодрома. Без прямого финансового интереса, вливания средств в перспективную отрасль не происходит. 

Технологического развития город не получает, а некогда перспективное направление ракетостроения угасает. Казахстан не имеет собственных мощностей для производства ракет, но это не повод игнорировать наличие космодрома в стране. Заключение контрактов с иностранными подрядчиками на запуск ракет смог бы оживить научное направление Казахстана, которое должен был бы спонсировать фонд им. Академика Шахмардана. 

Контрактов на запуск ракет с Байконура становится меньше с каждым годом, а «Восточный» получает крупные финансовые вливания. Всё это говорит о смене полярности интересов относительно некогда великого монумента человеческому труду и достижениям. Уже сейчас основные запуски РФ переносит во внутренние космодромы. Постепенно, Байконур из центра космических запусков становится фикцией, архаизмом уходящей золотой эпохи ракетостроения. 

О грядущем будущем Казахстана многое говорит и выкачка ресурсов через «Казфосфат» для последующего экспорта. А постепенный отток светлых умов из страны указывает на то, что в скором времени Байконур станет еще одним скелетом советской эпохи, который распилят на металл.