Почти что в самой раскалённой сердцевине лета освежающе бодрящим, как лосьон Чака Норриса, вечером сей внеконфессиональный бард вновь зацепит железным когтем толстую бронзовую струну своей звеняще-пёстрой тонкой душевной организации. Послышатся волшебные звуки новых давно знакомых и первозданно древних только проклюнувшихся музыкально-поэтических опусов различной степени лиричности и глобальности.

Теперь можно не только слушать, но и читать Книгу Катушкина "Сверхчеловечность".